AVALON
https://i39.servimg.com/u/f39/18/19/33/55/333dd10.gif




E L I T E . O C C U L T . C L U B
 
ФорумФорум  о сайтео сайте  ЧаВоЧаВо  РегистрацияРегистрация  ВходВход  

Начинается набор учеников в профессиональную школу скандинавской рунической магии. Преподаватель - администратор Dante. Начало занятий в конце декабря. Заявки на набор в декабрьскую группу производится по ссылке: http://www.club-avalon.com/t1193-topic

<>< X ><>
<>< X ><>
<>< X ><>
Самые активные темы
АКЦИЯ. Ответ на интересующий вопрос (продолжение).
Наши сны после нанесения знаков
1. Тема для набора " 20 сообщений "
Акция-возвращение отнятого.
ФЛУДИЛКА общение о разном
Знак для усиленной чистки по фотографии.(продолжение 2)
Знак для усиленной чистки по фотографии.(2)
Вопросы и ответы по знакам.
Иглы очищения.
ЮМОР
Самые активные пользователи за неделю
Dante
 
famika
 
Меланья
 
Nika-Viktoriya
 
Anne
 
elenairk
 
Мир
 
Valeria
 
Ирис
 
Эйя
 
Фоновая музыка сайта
><>><><<><
Загрузка картинок и другие сервисы Servimg JPG-Net фоторедактор Музыка Транслит
Поделиться | .
 

 Словарь славянских знахарей.

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
веледар



Мужчина Страна : Россия
Магия : Парапсихология. Старорусское ведьмовство. Руны.
Сообщения : 317
Репутация : 186
Возраст : 55
Город : Тверь.

СообщениеТема: Словарь славянских знахарей.   Ср Окт 14, 2015 3:15 pm

БАБА-ЯГА-КОСТЯНАЯ НОГА (Язя) — в славянской мифологии лесная старуха-волшебница, ведьма, ведунья, заправляющая вихрями и вьюгами и по самому своему имени родственная со змеем. Баба-яга — изначально прародительница, очень древнее положительное божество славянского пантеона, хранительница (если надо — воинственная) рода и традиций, детей и околодомашнего (часто лесного пространства). Бабе-яге принадлежит весьма важная роль в народном эпосе и преданиях славянского племени.

Живет она у дремучего леса в избушке на курьих ножках, которая поворачивается к лесу задом, а к пришельцу передом; избушка ее стоит на границе двух миров: Яви и Нави. У нее можно узнать свою судьбу (путь-дорогу), поравить свое здоровье в специальной бане. Детей баба-яга излечивает от хворей в печи, святым огнем, посадив их на деревянную лопату, она отправляет их в печь и возвращает здоровыми после очистительного огня. В христианский период ей были приписаны негативные качества: забор вокруг избы — из человеческих костей, на заборе черепа, вместо засова — человеческая нога, вместо запоров — руки, вместо замка — рот с острыми зубами. Она летает по воздуху и ездит на шабаш ведьм в железной ступе, погоняя толкачем или клюкою, и, заметая след свой помелом. Баба-яга обладает волшебными, огнедышащими конями, сапогами-скороходами, ковром-самолетом, гуслями-самогудами и мечом-самосеком. Преследуя сказочных героев, убегающих от ее злобы и мщения, она гонится за ними черною тучею. Подобно змею, Баба-яга любит () белые груди красавиц и также, как он, ревниво сторожит источники живой воды и заботливо прячет в своих кладовых медь, серебро и золото. Наконец, подобно змею — Баба-яга пожирает человеческое мясо. Стараниями поздних «сказочников» и их безудержная фантазия представляет ее злою, безобразною, с длинным носом, растрепанными волосами, огромного роста старухою. У Бабы-яги одна нога — костяная, она — слепа, она — старуха с огромными грудям». Связь с дикими зверями и лесом позволяет выводить ее образ из древнего образа хозяйки зверей и мира мертвых. Вместе с тем, такие атрибуты ее, как лопата, которой она забрасывает в печь детей, согласуются с интерпретацией сказок о ней как о жрице. Она — антагонист героя сказки, воительница и похитительница, но гораздо чаще народная сказка знает бабу-ягу в образе дарительницы и помощника героя.

БАБЫ-САМОКРУТКИ — окрутившиеся своей волей. «А во тьме белые томновали по лугу девки-пустоволоски да бабы-самокрутки, поливали одолень-траву» (А. М. Ремизов. «Сказки»).

ВАКОДЛАКИ — мертвецы, приходящие () кровь младенцев.

ВАМПИР (вами пирует) — мертвец, бывший при жизни злодеем, грабителем и вообще человеком с порочными наклонностями, в тело которого вселились нечистые духи. Уверяют еще, что если кошка перепрыгнет через покойника, когда он лежит в избе, то умерший непременно сделается вампиром. Оскаленные зубы мертвеца и румянец на его щеках указывают в нем вампира. Спустя сорок дней после кончины такого человека, злой дух, поселившийся в его трупе начинает выходить из могилы, бродит по домам и сосет кровь из ушей младенцев и взрослых. Чтобы избавиться от вампира, его заклинают войти в кувшин, после заклятия горло кувшина затыкают пробкою, и затем отправляются на избранное место, там зажигают несколько возов дров и дерна и бросают кувшин в середину пламени: когда сосуд раскалится и лопнет с сильным треском, «народ успокаивает себя мыслию, что вампир уже сгорел».

ВАРКОЛАК — злой мертвец, бросается на женщин и вступает с ними в блудную связь; рождение от него дети бывают без хряща в носу и обладают способностью видеть духов.

ВЕДУН И ВЕДУНЬЯ — см. колдун, чародей, кудесник, волхв, вещая женка, колдунья, чаровница, баба-кудесница, волхвитка.

ВЕДЬМА — изначально – ведающая мать, старшая женщина в роду, см. «ведун и ведунья». Стараниями христианских «корректоров»: женщина, решившая продать свою душу черту; отличается от всех прочих женщин тем, что имеет хвост (маленький) и владеет способностью летать по воздуху на помеле, кочерге, в ступе и т.п. Русские ведьмы и Баба-яга носятся по воздуху в железной ступе, погоняя пестом или клюкою и заметая след помелом, причем земля стонет, ветры свищут, а нечистые духи издают дикие вопли. Они имеют много общего с колдунами: ведьмы находятся в постоянном общении (для чего служат «лысые» горы, где происходят шумные игры шаловливых вдов с веселыми и страстными чертями); точно так же они тяжело умирают, мучаясь в страшных судорогах, вызываемых желанием передать кому-нибудь свою науку, и у них точно так же после смерти высовывается изо рта язык, необычно длинный и совсем похожий на лошадиный. Но этим не ограничивается сходство, так как затем начинаются беспокойные хождения из свежих могил; успокаиваются они точно так же осиновым колом, вбитым в могилу. В малорусских степях среди ведьм очень нередки молодые вдовы и притом такие, что «не жаль отдать души за взгляд красотки чернобровой»; в суровых хвойных лесах ведьмы превращаются в безобразных старух наподобие Бабы-яги. Ведьмы могут оборачиваться в разных животных, чаще всего в зловещих, темноперых и ночных птиц, свиней, собак и желтых кошек («стрига» — ночная птица, у чехов и словаков так называют ведьм; у хорватов стригоном зовут упыря). Очень часто ведьмы подвергаются истязаниям за выдаивание чужих коров. Ведьмы усердно занимаются приворотами и отворотами любящих и охладевших сердец. По своим стихийным свойствам ведьмы могут свободно носиться посреди облачных источников, и потому в народе составилось убеждение, будто они ходят по поверхности рек и озер и не тонут в глубине вод. Поэтому обвиняемых в колдовстве бросали в глубокие омуты: неповинные тотчас же погружались на дно, а настоящая ведьма плавала поверх воды вместе с камнем. Первых вытаскивали с помощь веревок и отпускали на свободу, тех же, которые признаны были ведьмами, заколачивали на смерть и топили силою. Кроме непременного маленького хвостика, рассказывают еще, что ведьмы, вместо двух, имеют три сосца. «Ведьма сама почувствовала, что холодно, несмотря на то, что была тепло одета; и потому, поднявши руки кверху, отставила ногу и, приведши себя в такое положение, как человек, летящий на коньках, не сдвинувшись ни одним суставом, спустилась по воздуху, будто по ледяной покатой горе, и прямо в трубу… вылезла из печки, скинула теплый кожух, оправилась, и никто бы не мог узнать, что она минуту назад ездила на метле» (Н.В. Гоголь. «Ночь перед рождеством»).

ВЕДЬМАК — колдун или упырь-кровосос, который, по поверью, ходит после смерти и морит людей. Всего же чаще ведьмак — доброе существо, не только ничего злого не творящее, но даже старающееся быть полезным: он ведьмам мешает делать зло, запрещает ходить мертвецам, разгоняет тучи и пр. Он и по смерти не теряет своей силы. Рассказывают, что не раз видели его, как он дерется с мертвецами на могилах и всегда побеждает.

ВЛХВА — колдунья, пророчица, на одном из славянских диалектов, в поздние времена выделена в отдельный вид ведуний.

ВОЛКОДЛАК (Волчья шкура, волколак, вовкулак, вовкун, вавкалак, вукодлак) — человек-оборотень, волхв и воин, обладающий способностью превращаться в волка. По русским поверьям, вовкулаки бывают двух родов: это или воины-колдуны, принимающие звериный образ, или простые люди, превращенные в волков чарами колдовства. Считалось также, что колдуны могли превратить в волков целые свадебные поезда. Человека-вовкулака легко узнать по шерсти, растущей у него под языком. По преданиям южных славян, приметой волкодлака является заметная, от рождения, «волчья шерсть» на голове. В христианский период появляется представление о том, что волкодлаки съедают луну или солнце при затмении. Считалось, что волкодлак становится упырем, поэтому рот ему после смерти зажимали монетой.
ВОЛХ — угадчик, прорицатель, колдун; к нему приносили детей, чтобы наложить на них наузы (узлы, навязки).

ВОЛХАТКА (волхвитка) — ворожея, прорицательница.

ВОЛХВ (кудесник, волшебник) — колдун, угадчик, прорицатель (у Нестора слова «волхв» и «кудесник» употребляются как однозначащие). Князь Олег обращался к волхвам с вопросом: какая ему суждена смерть. Рассказавши о том, как сбылось это предвещание, летописец прибавляет: «се же дивно есть, яко от волхования сбывается чародейством». Сверх дара прорицаний, волхвам приписывается и врачебное искусство. По свидетельству «Слова о злых дусех», «когда (людям) кака-любо казнь найдет, или от князя пограбление, или в дому пакость, или болезнь, или скоту их пагуба, то они текут к волхвам, в тех бо собе помощи ищуть». «…Волхвы не боятся могучих владык, /А княжеский дар им не нужен; /Правдив и свободен их вещий язык /И с волей небесною дружен — / Грядущие годы таятся во мгле: /Но вижу твой жребий на светлом челе» (А.С. Пушкин. «Песнь о вещем Олеге»).

ВОЛХОВ — по утверждению старинного хронографа, лютый чародей (волхв — колдун, кудесник). В образе крокодила поселился он в реке, которая от него получила и свое прозвание, и залегал в ней водный путь; всех, кто не поклонялся ему, чародей топил и пожирал.

ВОРОГ – злой колдун, враг человеку, противник.

ВОРОЖЕЙ — знахарь.

ВУКОДЛАК — человек, в которого спустя сорок дней после его кончины входит дьявольский дух и оживляет его бесчувственное тело. Вставая из гроба, он бродит по ночам, одетый в саван, прокрадывается в избы, давит спящих людей и пьет из них кровь, отчего эти несчастные не только умирают, но и сами становятся вампирами (кровососами).

ЖАБАЛАКА — оборотень, который является в виде жабы.

ЗДУХАЧ — у южных славян человек (реже животное), обладающий сверхъестественной силой, которая проявляется только, когда он спит. Во время сна из него выходит дух, который ведет за собой ветры, гонит тучи, пригоняет и отгоняет град, сражается с другими здухачами. Здухач охраняет от стихийных бедствий поля и угодья своего села, рода. Чаще всего это взрослый мужчина, но им может быть и ребенок (особенно родившийся в «сорочке»), женщина и даже пастушеская собака, вол, корова, конь, баран, козел и другие животные. Здухач-животное защищает только стада и животных. «Согласно народным представлением, здухачами были и знаменитые исторические личности. Бои между здухачами происходят чаще всего весной, когда дуют сильные ветры, и в долгие осенние ночи. Эдухачи вооружены обгорелыми лучинами, веретенами, но нередко в схватке используют камни и древесные стволы, вырванные с корнем. После смерти здухачи становятся волкулаками» (Н.И. Толстой).

КАРГА — ворона, а также и бранное название злой бабы или ведьмы.

КАРКУН — означает и ворона, и завистливого человека, который может сглазить (накаркать), изурочить.

КЛИКУШИ — это несчастные, страдающие падучею или другими тяжкими болезнями, соединенными с бредом, пеною у рта и корчами; они издают дикие вопли и, под влиянием господствующего в народе суеверия, утверждают, будто злые вороги посадили в них бесов, которые и грызут их внутренности. Эта болезнь проявляется в форме припадков, более шумных, чем опасных, и поражает однообразием поводов и выбором мест для своего временного проявления (литургия верных, которая предшествует пению Херувимской). Злой дух, вселившийся в человека, нарушает церковное благочиние и вводит в соблазн: несутся крики на голоса всех домашних животных — собачий лай и кошачье мяуканье сменяются петушиным пением, лошадиным ржанием и т. п. С заботой и лаской относятся к кликушам в домашней жизни, считая их за людей больных, освобождают их от тяжелого труда даже в страдную пору. Когда, после удачных опытов домашнего врачевания, больная совершенно успокоится, ей целую неделю не дают работать, кормят лучшею едою, стараются не сердить, чтобы не дать ей возможности выругаться «черным словом» и не начать, таким образом, снова кликушничать.

КОЛДУН И КОЛДУНЬЯ (колодаванец-калдованец, калдовница) — изначально тот, кто совершает безкровные жертвенные приношения и следит за движением Коло, имеет большую магическую (колдовскую) силу. Колдунов делили на белых и черных. Колдуны бывают природные и добровольные, последних труднее распознать в толпе и не так легко уберечься от них. Природный колдун, по воззрениям народа, имеет свою генеалогию: девка родит девку, эта вторая принесет третью, и родившийся от третьей мальчик сделается на возрасте колдуном, а девочка ведьмой. Существуют, хотя и очень редко, колдуны невольные. Дело в том, что всякий колдун перед смертью старается навязать кому-нибудь свою волшебную силу, иначе ему придется долго мучиться, да и Мать-Сыра Земля его не примет. Поэтому знающие люди избегают брать у него из рук какую-нибудь вещь и вообще дотрагиваться до его руки. Для «невольного» колдуна возможно покаяние и спасение. Колдуны, большею частью, люди старые, с длинными седыми волосами и нечесанными бородами, с длинными неостриженными ногтями.

_________________
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Если по сути, то я не опаснее змеи, не наступишь - не укушу.
Вернуться к началу Перейти вниз
веледар



Мужчина Страна : Россия
Магия : Парапсихология. Старорусское ведьмовство. Руны.
Сообщения : 317
Репутация : 186
Возраст : 55
Город : Тверь.

СообщениеТема: Re: Словарь славянских знахарей.   Ср Окт 14, 2015 3:15 pm

. В большинстве случаев, они люди безродные и всегда холостые, заручившиеся, однако, любовницами. По наружному виду они всегда внушительны и строги; воздерживаются быть разговорчивыми, ни с кем не ведут дружбы и даже ходят всегда насупившись, не поднимая глаз и устрашая тем взглядом исподлобья, который называется «волчьим взглядьем». Пользоваться помощью колдуна, как равно и верить в его сверхъестественные силы, в народе считается за грех, хотя за этот грех на том свете не угрожает большое наказание. Но зато самих чародеев, за все их деяния, обязательно постигнет лютая, мучительная смерть, а за гробом ждет суд праведный и беспощадный. Тотчас же, как зароют могилу колдуна, необходимо вбить в нее осиновый кол, с целью помешать покойнику подыматься из гроба, бродить по белому свету и пугать живых людей. Колдун вредит человеку, скотине и переносит свою ненависть даже на растения. Вред, приносимый человеку, всего чаще выражается в форме болезней: грыжи, нарывы, запои, припадки. Повальные падежи скота относятся также к работе колдунов. Из растений всего более вредят хлебу. Как властелины вихрей, колдуны могут насылать на своих ненавистников и соперников порчи по ветру, подымать их на воздух и кружить там со страшною быстротою. Колдуны ездят на волках, а колдуньи — на кошках и козлах. На Руси рассказывают о поездках колдунов на волках. На старой лубочной картине Баба-яга изображена едущей верхом на свинье. Колдуны могут оборачиваться волками обыкновенно по ночам. В Белоруссии о колдуне говорят: «У него мухи в носе». Нечистая сила охотно превращается в мух. Выражение про человека, что он «с мухой» означает, что тот человек находится в опьянении. «…Отмахивался да плевал заплутавший в лесу колдун Фаладей, неподтыканньш старик с мухой в носу» (А.М. Ремизов «Сказки»).

КОРОВЬЯ СМЕРТЬ (чума рогатого скота, Черная Немочь) — оборотень, который принимает на себя образ черной коровы, гуляет вместе с деревенскими стадами и напускает на них порчу. Появляется также в виде кошки, чаще всего черной, или собаки, иногда в облике коровьего скелета (поздний символ, возникший по образцу облика человеческой смерти). С Коровьей Смертью борются различными обрядами: опахиванием селения, умерщвлением коровы, кошки, собаки или иногда небольшого животного, или петуха (чаще всего путем закапывания живьем), зажиганием «живого», т.е. добытого трением, огня, перегоном скота через ров или тоннель, вырытый в земле, тканьем «обыденного», т.е. вытканного в один день, холста. При опахивании иногда поют, призывая Коровью Смерть выйти из села, т.к. в селе ходит Велес, а с распространением христианства св. Власий (покровитель скота). Когда на Курщине и Орловщине попадалось навстречу какое-нибудь животное (кошка или собака), то его тотчас убивали как воплощение Смерти, спешащее укрыться в виде оборотня. В Нижегородской губернии для отвращения заразы крестьяне загоняли весь скот на один двор, запирали ворота и караулили до утра, а с рассветом разбирали коров, при этом лишняя, неизвестно кому принадлежащая корова принимается за Коровью Смерть, ее взваливают на поленницу и сжигают живьем.

КОШКАЛАЧЕНЬ — оборотень, который является в виде кошки.

КУЗЕЛЬНИК — колдун, чародей.

КУРДУШИ — изначально светлые духи (кУр душа), помощники волхвов, кудесников в южно-славянских землях. С распространением христианства были означены как злые духи, помогающие колдунам в их работе. После благополучного окончания обрядов посвящения в колдуны, к посвященным на всю жизнь приставляются для услуг мелкие бойкие чертенята — курдуши. Они относят в нужное место вещи, снятые с заразного больного, дабы другого намеченного «испортить относом». И заклятый порошок бросают «по ветру» на намеченную жертву. И щепотку земли со следа колдуну принесут, волос с головы обреченного. И «порчу» на указанного нашлют «напуском». Все прихоти колдуна выполняют курдуши.

ЛЫСАЯ ГОРА — выражение «ведьмы летают на Лысую гору» первоначально относилось к мифическим женам, нагоняющим на высокое небо темные, грозовые тучи. Позднее, когда значение этих метафор было затеряно, народ связал ведьмовские полеты с теми горами, которые высились в населенных им областях. Основным праздником ряда европейских народов (шабашем) является Вальпургиева ночь. Ежегодно на первую майскую ночь летают ведьмы на Лысую гору. Каждая ведьма является на празднество вместе со своим любовником-чертом. Сам владыка демонских сил — Сатана, в образе козла с черным человеческим лицом, важно и торжественно восседает на высоком стуле или на большом каменном столе посредине собрания. Все присутствующие на сходке заявляют перед ним свою покорность коленопреклонением и целованием. Сатана с особенной благосклонностью обращается к одной ведьме, которая в кругу чародеек играет первенствующую роль и в которой нетрудно узнать их королеву. Слетаясь из разных стран и областей, нечистые духи и ведьмы докладывают, что сделали они злого, и сговариваются на новые козни; когда сатана недоволен чьими проделками, он наказует виновных ударами. Затем при свете факелов, возженных от пламени, которое горит между рогами большого козла, приступают к пиршеству: с жадностью пожирают лошадиное мясо и другие яства, без хлеба и соли, а приготовленные напитки пьют из коровьих копыт и лошадиных черепов. По окончании трапезы начинается бешеная пляска под звуки необыкновенной музыки. Музыкант сидит на дереве; вместо волынки или скрипки он, держит лошадиную голову, а дудкою или смычком ему служит то простая палка, то кошачий хвост. Ведьмы, схватываясь с бесами за руки, с диким весельем и бесстыдными жестами прыгают, вертятся и водят хороводы. На следующее утро на местах их плясок бывают видны на траве круги, как бы притоптанные коровьими и козьими ногами. Потом совершается сожжение большого козла (раньше они его просто выгоняли в пустыню и отдавали все свои грехи, после чего козел отпущения умирал в страшных муках) и пепел его разделяется между всеми собравшимися ведьмами, которые с помощью этого пепла и причиняют людям различные бедствия. Кроме козла, в жертву демону приносится еще черный бык или черная корова. Гульбище заканчивается плотским соитием, в которое вступают ведьмы с нечистыми духами, при совершенном погашении огней, и затем каждая из них улетает на своем помеле домой — той же дорогою, какою явилась на сборище. В славянских деревнях в эту ночь жгут костры до утра, отгоняя из светом нечистую силу. С наступлением рассвета повсеместно раздается клич «ура!» в знак победы Света над Тьмой.

НАУЗНИК (узольник, обавник) — знахарь, задающийся навязыванием амулетов-узелков при лечении: «кои завязують зверове и мечки, и гледать на воду, и завезують деца малечки».

ОБЛАКОПРОГОННИКИ — чародеи. Существует поверье, что колдуны могут носиться в тучах, производить грозы, напущать бури, дождевые ливни и град; могут морочить, т.е. застилать окрестности и предметы туманом, и, придавая им обманчивые образы, заставляют человека видеть совсем не то, что есть на самом деле.

ОБОРОТНИ — (волкодлаки или волколаки – волчьи шкуры) — изначально ведуны и воины, после прочтения молитвы оборачивались (кувыркались) через голову и принимали образ неустрашимого и непобедимого волка. С распространением повсеместно христианства народу стали прививать другой образ: души младенцев, умерших некрещенными, или души чародеев и вероотступников, осужденные вечно блуждать и не ведать покоя. Оборотень обыкновенно показывается в сумерки и ночью; с диким воем и неудержимою быстротой мчится он, перекидываясь в кошку, собаку, сову, петуха или камень, бросается под ноги путнику и перебегает ему дорогу; нередко он подкатывается клубком, снежною глыбою, копною сена, а в лесу встречают его страшным зверем или чудовищем. Оборотнями «скидываются на время» сами колдуны или «оборачивают» некрещенных младенцев, девушек, лишивших себя жизни, или колдунов, «если колдун продал свою душу черту». Оборотни — существа временные, являющиеся таковыми на ту лишь пору, когда требуют различные обстоятельства (например, желание отомстить и даже подшутить). Оборачиваясь волком, человек приобретает голос и хищнические наклонности этого зверя: удаляется в леса, нападает на путников и домашний скот и томимый голодом дико воет, и даже пожирает падаль.

ОПОЙЦА — существо, которое впивается в живое тело и сосет из него кровь, как пиявка, аналог вампира.

ПОЛУНОЧНИКИ — колдуны, ведьмы, опойцы и вообще люди, предавшиеся злому духу, проклятые или отлученные от церкви, по смерти своей не гниют, потому что Мать-Сыра Земля не принимает их; они выходят по ночам из гробов, бродят возле прежнего своего жилища и являются к родным и соседям. Истории известны случаи «нетленных мощей» иных трупов в мавзолеях.

ПОРЧЕЛЬНИК (портежник) — колдун. Колдун и ведьмы собирают ядовитые травы и коренья, готовят из них отравное снадобье и употребляют его на пагубу людей; в областных говорах «отрава» обозначается словами: порча, портеж.

ТРАВНИЦА (кореньщица) — знахарка, колдунья.

ТРАВОВЕД — колдун, лекарь, целитель. Трава – ядовитое растение, из которого можно приготовить зелье или отраву. Лечебные растения всегда назывались «былье», отсюда выражение «быльем поросло».

УПЫРЬ (вурдалак) — мертвец, бывший при жизни своей злым колдуном, вовкулаком и вообще отверженным церковью, каковы: самоубийцы, опойцы, еретики, богоотступники и проклятые родителями. По мнению малороссов, упыри нарождаются от блудной связи вовкулака или черта с ведьмою. В глухую полночь, выходя из могил, где лежат они нетленными мощами (трупами), упыри принимают различные образы, летают по воздуху, рыщут на конях по окрестностям, подымают шум и гам и пугают путников, или проникают в избы и высасывают кровь из сонных людей, которые вслед затем непременно умирают; особенно любят они () кровь младенцев. Предрассветный крик петуха заставляет упыря мгновенно исчезать или повергает его окровавленного наземь — в совершенном бесчувствии. Являясь ночью к бабе, упырь начинает допытываться, как приготовляются сорочки, с тем, чтобы по отобрании ответа вы() из нее кровь. Умная баба должна как можно долее продлить свой рассказ, и потому сперва описывает: как сеют лен, как его собирают и вымачивают, потом говорит о пряже, тканье, белении полотен и наконец — о шитье сорочки. Пока она успеет окончить все эти подробности, запоют петухи и упырь пропадет. Они появляются либо в своем обличье, либо с синими лицами, закутанными в черный плащ. Упырь может превратиться в летучую мышь, перо, соломинку. Ребенка-упыря можно узнать по двойным рядам зубов. Чтобы прекратить деятельность упыря, надо вбить осиновый кол в то место могилы, где находится грудь покойника. Упыри — враги берегинь. Лекарством от укушения упыря служит земля, взятая из его могилы. «Упырь, — дело другое; он всегда зол’ он родится от черта и ведьмы, — или от ведьмы и вовкулака. Живет он злым человеком. Упыри не гниют в гробах, они по ночам выходят и, из спящих высасывая кровь, засасывают их до смерти» (Н.А. Маркович. «Обычаи, поверья, кухня и напитки малороссиян»). «Ваня стал, — шагнуть не может./ Боже! думает бедняк,/ Это, верно, кости гложет/ Красногубый вурдалак» (А.С. Пушкин. «Вурдалак»).

ЧАРОВНИК (чародей) — тот, кто умеет совершать чары — суеверные, таинственные обряды, какие совершаются, с одной стороны, для отклонения различных напастей, для изгнания нечистой силы, врачевания болезней, водворения семейного счастья и довольства, а с другой — для того, чтобы наслать на своих врагов всевозможные беды и предать их во власть злобных, мучительных демонов.

ШЕПТУН — так называют знахарей именно за те «заговоры» или таинственные слова, которые шепчутся над больным, или снадобьем. Заговоры воспринимаются или изустно от учителей, или из письменных источников, в изобилии распространенных среди грамотного сельского населения под названием «цветников», «травников» и «лечебников». Главное отличие между колдунами и знахарями состоит в том, что первые скрываются от людей и стараются окутать свое ремесло непроницаемой тайной, вторые же работают в открытую и без креста и молитвы не приступают к делу: даже целебные заговоры их, в основе своей, состоят из молитвенных обращений к Богу и святым угодникам, как целителям. Колдун действует зачастую по вдохновению: разрешает себе выдумку своих приемов и средств, лишь бы они казались внушительными и даже устрашали. Знахарь же идет торной дорожкой и боится оступиться, придерживаясь «цветника» или наставлений покойничка-батюшки.

(Н.А.Маркович. «Обычаи, поверья, кухня и напитки малороссиян»)

БЕЛАЯ ЗМЕЯ — олицетворение летнего, белоснежного, т.е. озаренного солнечными лучами, облака, и потому в преданиях стоит в близкой связи с другим олицетворением дождевого облака — белою женою: и та, и другая стерегут живую воду; и белые жены нередко принимают на себя змеиный образ. Вкусить мясо белой змеи — то же, что испить воды мудрости и услышать вещие глаголы грозовых птиц и животных.

БЕЛЫЕ ЖЕНЫ И ДЕВЫ — прекрасные нимфы вод (т.е. дождевых источников); являясь в летнюю пору в легких, белоснежных облачных тканях, озаренных яркими лучами солнца, в зимние месяцы они одеваются в черные, траурные покровы и подвергаются злому очарованию. Они осуждены пребывать в заколдованных (захваченных нечистою силою) или подземных замках, в недрах гор и в глубоких источниках, оберегают сокрытые там клады — несчетные богатства в золоте и драгоценных каменьях, и нетерпеливо ждут своего избавителя. На избавителя накладывается тяжелое испытание: он должен держать деву за руку и хранить строгое молчание, не устрашаясь дьявольских видений; поцелуем своим он уничтожает влияние колдовства. В известные дни года жены и девы эти показываются невдалеке от своих жилищ очам смертных, преимущественно невинным детям и бедным пастухам, показываются они обыкновенно весною, когда цветут майские цветы, в такое время, с которым соединяется мысль о грядущем или уже наступившем пробуждении природы от зимнего сна.

_________________
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Если по сути, то я не опаснее змеи, не наступишь - не укушу.
Вернуться к началу Перейти вниз
веледар



Мужчина Страна : Россия
Магия : Парапсихология. Старорусское ведьмовство. Руны.
Сообщения : 317
Репутация : 186
Возраст : 55
Город : Тверь.

СообщениеТема: Re: Словарь славянских знахарей.   Ср Окт 14, 2015 3:16 pm

БЕРЕГИНЯ (баба-гормнинка, баба-алатырка, врегина, перегиня) — облачная дева. Древнейшее значение слова «брег» — «гора», а потому название «берегиня» могло употребляться в смысле горыни (горный дух), и вместе с тем служит для обозначения водяных дев, блуждающих по берегам рек и потоков (старославянское «прегыня» — «холм, поросший лесом», но вероятно смешение со словом оберег»; слово «врегина» известно в лужицком языке как название злого духа). Паисьевский сборник и рукописи новгородского Софийского собора упоминают о требах, поставляемых рекам, источникам и берегиням. Берегини охраняли человека — дома и в лесу, на суше и на воде. Позднее они получили собственные или собственные групповые имена (русалки, домовые и т.п.).

БОЛОТНИЦА (омутница, лопатница) — водяная дева. В зависимости от того, где живут водяные девы, они получают соответствующие названия. Водяную деву, живущую на болоте, называют болотницей. Любительницу омутов — омутницей. По поведению и характеру они сходны с русалками.

БРОДНИЦЫ — относятся к берегиням, охраняющим броды. Это водяные девы, предпочитающие селиться в тихих заводях. По преданиям, они мирно сосуществуют с бобрами. Бродницы строят из хвороста броды и содержат их в полном порядке. Если врага почуют, незаметно разрушат брод, запутают и заведут в омут. «…И водяные Бродницы, плавая тихо, волновали синие воды и, чаруя глубокие недра, призывали навое из темных могил» (А.М. Ремизов. «К Морю-Океану»).

ВАЛЬКИРИИ – божественные девы, сопровождающие души погибших в бою воинов в чертог Создателя, где собирается воинство для Последней битвы со Злом.

ВЕЩИЕ ЛЕБЕДИНЫЕ ДЕВЫ — водяные девы, их можно узнать по мокрым краям платья и передника. Лебединые девы, по первоначальному своему значению — олицетворения весенних, дождевых облаков; вместе с низведением преданий о небесных источниках на землю, лебединые девы становятся дочерьми Океан-моря и обитательницами земных вод (морей, рек, озер и криниц). Они состоят под началом у дедушки-водяного. Лебединым девам придается вещий характер и мудрость; они исполняют трудные, сверхъестественные задачи и заставляют подчиняться себе самую природу. Птица лебедь — одно из древнейших олицетворении белого летнего облака. Вещие девы часто являются на водах белыми лебедушками: присвоенное им предвиденье есть дар бессмертного напитка, которым они обладают; пляска, музыка и пение (метафоры крутящихся вихрей и завывающей бури) составляют любимые занятия, утеху и веселье всех водяных духов; волнения рек и водовороты народ объясняет себе как последствие их танцев. Всеми этими признаками: вещею силою и наклонностью к пляскам, музыке и песням они сближаются с воздушными существами бурных гроз.

ВИЛЕНИ (вилован конь) — вилины кони, с помощью которых добрый молодец (Перун) добывает себе златовласую красавицу. Это чудесные кони грозовых туч; они дышат пламенем, летают по воздуху с быстротою стрелы, не боятся непогоды и опасностей, и наделены вещим характером: человеческим словом, предвиденьем, мудростью.

ВИЛЕНИК — человек, в которого ударила вила стрелою и потом сама же исцелила.

ВИЛЫ (само-вилы, морские пани, само-дива, лихоплеси) — одно из прозваний облачных дев; вила (само название от слова «вить») прядет облачные кудели и тянет из них золотые нити молнии. Вилы изображаются и вещими пряхами, прядущими нить жизни. Их называют также лихоплеси (т.е. плетущие лихо — жизненные беды и смерть). О суеверном почитании вил упоминается в старинных рукописях: «Веруют в Перуна и в Хорса… и в вилы, их же числом тридевять сестрениц глаголют невгласи и мнятъ богинями, и тако покладывахуть имъ теребы». Вила родственна светлым духам, и потому ее имя сопровождается постоянным эпитетом «белая». Вилы представляются юными, прекрасными, бледнолицыми девами, в тонких белых одеждах и с длинными распущенными косами; в этих косах — их сила и даже самая жизнь; тело у них нежное, прозрачное, легкое, как у птицы, очи блистают подобно молнии, голос — приятный, сладкозвучный. Но беда человеку, который прельстится вилою! Ему опостылит весь мир и жизнь будет не в радость. Наравне с русалками, вилы обитают на горных вершинах, в лесах и воде, и потому различаются на горных, лесных и водяных. Вила роднится с лебедиными девами, которые постоянно купаются в озерах и источниках. О вилах, блуждающих по лесам и рощам, рассказывают, что они имеют козьи ноги и конские копыта. Вилы не всегда ездят на чудесных вилиных конях, они иногда носятся на быстрых оленях, заузданных и погоняемых змеями, т.е. молниями. «Расскажи, какое ты творенье: /Женщина ль тебя породила /Иль богом проклятая Вила?» (А.С. Пушкин. «Песни западных славян»).

ВИЛЬВЫ — (родственны вилам) духи, населяющие облачный мир, носящиеся по воздуху в виде крылатых змеев и посылающие на землю дождевые ливни и плодородие. У каждой страны есть своя вильва-защитница. Охраняя свои земли, вильвы часто сражаются между собой в воздухе, и по исходу битвы — в подвластных им странах устанавливается хорошая или плохая погода.

ВОДЯНЫ (водявы, воденицы, водяники, моряны, водяницы, дунавки, шутихи, шутовки) — водяные жены и девы. Смотря по тому, где они живут, их называют: водяны — обитают в реках, озерах и колодцах; моряны — в море. Они любят селиться обществами и по преимуществу в пустынных местах — в омутах, котловинах и под речными порогами, устраивая там гнезда из соломы и перьев, собираемых по деревням во время Зеленой недели. По другим поверьям, у них есть подводные хрустальные чертоги, блестящие внутри (подобно волшебным дворцам драконов) серебром, золотом, драгоценными камнями, разноцветными раковинами и кораллами. У чехов водяная панна — высокая, красивая, но бледнолицая. Живет она под водою во дворце из чистого серебра и золота. Характер водян сходен с русалками. «Вылезли на берег водяники, поснимали с себя тину, сели на колоды и поплыли» (А.М. Ремизов. «Сказки»).

ВОЛОСЫНИ (Волосожар, Весожары, Висожарм, Стожары, Власожелищи, Власожелы, Бабы) — мифологизированный образ созвездия Плеяд. Волосыни — небесное созвездие — понимается как образ небесного стада, пасомого Солнцем или Месяцем. В Тульской губернии овчары выходили на улицу, становились на руно (шерсть) и пели, призывая звезду осветить «огнем негасимым белояровых овец», умножить их приплод (чтобы овец было больше, чем звезд на небе). Волосыни толкуются и как жены Волоса. Образ Волосынь связан, таким образом, с мифом о Громовержце и его противнике (Волосе). Сияние Волосыни предвещает удачу в охоте на медведя. Поскольку души умерших часто представляются в виде стада, пасущегося в загробном мире, образ Волосынь, хотя и косвенно, связан с мотивом смерти.

ДЕВЫ НЕГЛАСНЫЕ — вещие служительницы при неугасимом огне Перуна. Они являются со священными атрибутами судебной власти: с досками правдодатными, на которых начертаны законы, и с мечем-карателем кривды, символом бога-громовника и его разящих молний; они собирают и голоса в народных собраниях; перед ними горит пламя, поведающее правду, и стоит вода очищения, которая смывает всякое неправедное подозрение и очищает невинного от ложных обвинений.

ДЕВА-КАН — прекрасная дева, которая является по вечерам в села, приманивает детей лакомствами, одевает их облаком и увлекает с собою.

ДЕВА-СОЛНЦЕ — взирая на весеннее солнце, выступающее в грозовой обстановке, древние поэты рисовали это явление в двух различных картинах: с одной стороны, они говорили о Деве-Солнце, которая в виде белого лебедя купалась в водах облачного моря; с другой — сами облака изображали лебедиными девами, а солнце их воинственным атрибутом — блестящим щитом.

ДЕВЫ СУДЬБЫ (суденицы) — воспламеняют таинственный светоч, с которым связана нить жизни новорожденного, и наделяют его своими дарами, т.е. определяют его будущее счастье. Являясь во время родов, девы судьбы принимали ребенка и исполняли обязанности повивальных бабок.

ДЗИВОЖЕНЫ (дикие жены, дивьи жены) — обитательницы лесов, родственные русалкам. По рассказам гуцулов, дикие жены живут в пещерах, на неприступных местах; ночью они собираются толпами, бегают по полям и лесам, хлопают в ладоши, и, завидя путника, бросаются на него и начинают щекотать. Гуцулы представляют их высокими, худощавыми, с бледными лицами и длинными, растрепанными волосами; вместо пояса они обвязываются травою. Дзивожены боятся цветов, называемых колокольчиками, т.е. собственно обнаруживают страх перед Перуновым цветом, распускание которого сопровождается всепотрясающим звоном грома. Они подменивают некрещеных младенцев и вредят родильницам; чтобы противодействовать их замыслам, под подушку родильницы кладут нож — символ разящей молнии. Если ребенок явится на свет мертвым, в этом виноваты дивьи жены.

КАМЕННЫЕ БАБЫ — облачные девы на юге России; во время бездождья поселяне идут к Каменной Бабе, кладут ей на плечо ломоть хлеба или рассыпают перед нею хлебные зерна, затем кланяются ей в ноги и просят: «Помилуй нас, бао-бабусенько! Будем кланяться еще ниже, только помози нам и сохрани от беды». «— Я баба не простая, я Каменная Баба, — провещалась Баба,— много веков стою я в вольной степи. А прежде у Бога не было солнца на небе, одна была тьма, и все мы в потемках жили. От камня свет добывали, жгли лучинку. Бог и выпустил из-за пазухи солнце. Дались тут все диву, смотрят, ума не приложат. А пуще мы, бабы! Повыносили мы решета, давай набирать свет в решета, чтобы внести в ямы. Ямы-то наши земляные без окон стояли. Подымем решето к солнцу, наберем полным-полно света, через край льется, а только что в яму — и нет ничего. А Божье солнце все выше и выше, уж припекать стало… Тут и вышло такое — начали мы плевать на солнце. И превратились вдруг в камни» (А.М. Ремизов. «К Морю-Океану»)

КИКИМОРА (Шишимора) — дворовый дух, который считается злым и вредным для домашней птицы. Обычное место поселения — курятники, те углы хлевов, где садятся на насест куры. В курятниках вешают камни, т.н. «курячьи боги» для того, чтобы кикиморы не давили кур. Занятие кикимор прямое — выщипывать перья у кур и наводить на них «вертун» (когда они кружатся, как угорелые, и падают околевшими). Кикиморы треплют и сжигают куделю, оставленную у прялок без крестного благословения. Кикимор представляют безобразными карликами или малютками, у которых голова — с наперсток, а туловище — тонкое, как соломинка. Они наделены способностью являться невидимками, быстро бегать и зорко видеть на далекие пространства; бродят без одежды и обуви, никогда не стареются и любят стучать, греметь, свистать и шипеть. В Вологодской губернии за ними числятся и добрые свойства: в летнее время сторожат гороховища, умелым и старательным хозяйкам покровительствуют, убаюкивают по ночам маленьких ребят, невидимо перемывают кринки и оказывают разные услуги по хозяйству. Наоборот, ленивых баб они ненавидят и пугают. Имя кикиморы, сделавшееся бранным словом, употребляется в самых разнообразных случаях: так зовут и нелюдимого домоседа, и женщину, которая очень прилежно занимается пряжей. «— Га! — прыснул тонкий голосок,— ха! ищи! а шапка вон на жерди..: Хи-хи!.. хи-хи! А тот как чебурахнулся, споткнувшись на гладком месте!.. Лебедкам-молодухам намяла я бока… Га! ха-ха-ха! Я Бабушке за ужином плюнула во щи, а Деду в бороду пчелу пустила. Аукнула-мяукнула под поцелуи, хи!.. — Вся затряслась Кикимора, заколебалась, от хохота за тощие животики схватилась» (А.М. Ремизов. «Сказки»). «В заколдованных болотах там кикиморы живут,/Защекочут до икоты и на дно уволокут» (В.С. Высоцкий. «Песня о нечисти»)

ЛАУМЫ — облачные девы, властительницы гроз, бурь и дождевых ливней. По различному влиянию этих небесных явлении, то благотворных, то разрушительных, лаумы представляются частью светлыми нимфами несказанной красоты, частью безобразными и демоническими злобными старухами. Бог-громовник преследует в любовном экстазе полногрудых облачных нимф, быстро убегающих от его губительных объятий, разит их своими молниеносными стрелами, и, проливая на землю молоко-дождь, разносит на части летучие облака-груди. Лаумы живут в лесах, полях и в воде. Характер их двойственен. Когда лаума показывается в зеленой одежде — это знак будущего урожая, если же она облекается в красное платье, то предвещает кровавую, губительную войну, а если в черное, то сулит всеобщий голод и мор. Соответственно их представляют то благотворными юными красавицами, то злобными и безобразными старухами. Они также крадут и подменивают новорожденных младенцев, налегают на сонных людей, давят их в грудь или живот, и любят заниматься пряжею и тканьем. Если они найдут неубранную прялку, охотно садятся за работу, готовую же пряжу уносят с собою. Как ни искусно прядут и ткут лаумы, сами они не умеют ни начать, ни кончить своей работы — чем существенно и отличается их механический, бесцельный труд от разумного труда человека.

ЛЕСНЫЕ ДЕВЫ — облачные нимфы, олицетворение зеленых дубрав.

ЛЕТАВИЦА (Ветренница, Прелестница, Дикая баба) — дух, который слетает на землю падучей звездою и принимает на себя человеческий образ — мужской или женский, но всегда юный, прекрасный, с длинными желтыми волосами. Сила Летавицы в ее красных сапогах, с помощью которых она также летает. Исчезает она с первыми лучами солнца. «.Слышали вы о Летавице? Красота ее еще краше всех, лицо ее девичье, вольные волосы золотые до самой земли. Всякую ночь приходит она: или ложится в ногах, или станет и смотрит всю ночь и. лишь ветер подует под утро, исчезнет. Слышали вы о Летавице? Я оставил мой дом, бросил все и пошел. И, как лист в непогоду, скитаюсь по белому свету — только б ее из сердца прочь. …Шли мы горохом — порх! — и наткнулись: лежит такая кра-си-вая! Золотые волосы всю с головой опутали, глаза, словно колодцы, а сапоги на ней красные…» (А.М. Ремизов. «К Морю-Океану»).

ЛИСУНКИ (лешачихи, дивожены) — лесные девы и жены, то же, что лешие, только в женском олицетворении (первоначально тождественны облачным женам). Народное воображение наделяет их такими огромными и длинными грудями, что они вынуждены закидывать их за плечи и только тогда могут свободно ходить и бегать. Это предание указывает в лисунках облачных нимф, которые постоянно изображаются полногрудыми, так как сами облака уподоблялись женским грудям, проливающим из своих сосцов обильное молоко-дождь. В Польше они отличаются диким и злобным нравом, тело их покрыто волосами, длинные распущенные косы развиваются по воздуху, груди так велики, что, стирая белье, они употребляют их вместо вальков, на голове носят красные шапочки.

ЛОБАСТА (лопаста) — русалка, живущая в болоте в камышах. Особенно опасна встреча с ней на Русальную неделю — в это время ни одна девушка не решится пойти в лес, не прихватив с собой подружек, из боязни попасться в руки Лобасте. «Ростом Лобаста, как эта осина, тело белое, что заячий пух, а ручищу, словно крылье с красным когтем, словит да этим когтем, хоть и нежен он, что костяника, а защекочет до смерти» (А.М. Ремизов. «К Морю-Океану»).

_________________
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Если по сути, то я не опаснее змеи, не наступишь - не укушу.
Вернуться к началу Перейти вниз
веледар



Мужчина Страна : Россия
Магия : Парапсихология. Старорусское ведьмовство. Руны.
Сообщения : 317
Репутация : 186
Возраст : 55
Город : Тверь.

СообщениеТема: Re: Словарь славянских знахарей.   Ср Окт 14, 2015 3:16 pm

МАВКИ (гречухи, малки, майки) — тождественны русалкам; порода русалок-детей; народная фантазия представляет их в виде девочек-семилеток с русыми, кудрявыми волосами, в белых сорочках — без пояса. Обитают на горных вершинах. Как девы дождевых источников мавки носятся над нивами и полями, и с одной стороны, напояя их влагою, дают богатый урожай, а с другой, посылая несвоевременные ливни и бури, повреждают зреющие жатвы. В Малороссии рассказывают, что они ежегодно приходят на землю в то время, когда хлеб начинает колоситься и может служить им надежным убежищем. Называют их и гречухами — от гречи, в которой они любят прятаться. Мавки стараются мстить живым людям за то, что допустили их умереть некрещеными и лишили небесного царства. В летнее время они плавают в ночные часы на поверхности рек, источников и озер и плещутся водою, а на Русальную неделю бегают по полям и нивам с печальным возгласом: «мене маты породыла, нехрещену схороныла!» У гуцулов майки — прекрасны, .стройны и резвы, носят тонкие, прозрачные платья и убирают свои длинные, распущенные по плечам косы весенними цветами. Они заботятся о благосостоянии полей и стад, и как только растают снега — являются в горы и долины, засевают травы и даруют урожай. Они воруют по ночам лен, прядут кудели, ткут и белят полотна, и вьют венки.

МАГУРЫ – волшебные девы, помощницы Валькирий; подают волшебное питье воинам, уставшим в бою.

МОРОВАЯ ДЕВА — причисляется болгарами к самодивам и самовилам (см. Самовилы).

МОРЯНА (Морская царевна, Царь-девица) — дева морских вод, дочь морского царя. Катается по морю в золотом челноке; блестящая красота ее так ослепительна, что на чудную деву нельзя взглянуть сразу, а надо помалу приучить свои очи, иначе сомлеешь и сгинешь. В прекрасном образе Морской царевны или Царь-девицы сказки сочетают представления о богине Зоре и богине-громовнице. Большую часть времени плавает в глубинах моря, превратившись в рыбину, играет с дельфинами. Выходит на берег в тихие вечера, колышется на волнах, плещется, перебирает морские камешки-голыши. Когда поднимает шторм разгневанный царь морской, успокаивает его, унимает бурю. В русских сказках Моряне близок образ Марьи Моревны. «Скоро-скоро забрезжит. И пойдет, осыпаясь, прощаться дикая роза — друг-поводырь. Легкий ветер уж веет. Там Моряна волны колышет» (А.М. Ремизов. «К Морю-Океану»).

МРАЧЕНКА — облачная дева, олицетворение черной тучи. В летнее время Мраченка выходит из колодцев и возносится к облакам, неся с собой воду, которою потом орошают землю, и тем самым даруют урожай.

ОБИДА — облачная дева, которая плескалась на синем море лебедиными крыльями. «.Въстала Обида в силах Дажъбога внука, вступилъ девою на землю Трояню, въплескала лебедиными крылы на синем море, у Дону плещущи» («Слово о полку Игореве»). Название Обида согласуется с теми собственными именами, какие приданы небесным воинственным девам, например, Распря, Победа и пр.

ПОЛУДНИЦЫ — тождественны с солнцевыми девами и белыми женами; в полдень показываются у колодцев и расчесывают свои длинные косы. В южной части Сибири знают под этим именем мифическую старуху с густыми, всклоченными волосами, одетую в лохмотья; она живет в бане или в кустах крапивы и оберегает огороды от шаловливых детей. В Архангельской губернии Полудница — охранительница полей, засеянных рожью: «Полудница во ржи, покажи рубежи, куда хошь побежи! » Рассказывают о лесных полуденицах, которые в полдень летают в крутящихся вихрях и воруют маленьких детей. Полудница носит белое платье и от двенадцати до двух часов ходит по нивам, держа в руке серп, останавливаясь неожиданно перед тем, кто замешкается в полдень на полевой работе, она начинает подробно расспрашивать: как обрабатывается лен и приготавливается пряжа и полотно. Кто не сумеет ответить на ее вопросы, тем свертывает голову или, по крайней мере, наказывает их тяжкою болезнею. Только молитвой на «изгнание беса полуденна» можно кое-как от нее отделаться. Полудница имеет свойство подменивать маленьких детей, оставленных без присмотра, на своих собственных. Смотря по тому, как обходятся в семье с подменышем, точно также хорошо или худо бывает и похищенному Полудницей ребенку.

РОЖЕНИЦЫ (чистые, белые девы и жены, живицы, суженицы, судицы, рожаницы, кресницы) — девы судьбы, присутствующие при рождении детей; вещие предсказательницы судьбы новорожденных и помощницы в родах. Они подходят к постели только что разрешившейся матери; каждая из них держит в руках по горящей свече — знамение того светоча, которым возжигается пламя жизни, почему и называют их кресницами (возжигательницами, от «крес» — «огонь»). Эти мифические девы стоят в таинственной связи со звездами. Рожаниц было две или три, позднее — семь. «Наконец пламя осветило и углы, в одном из них — за очагом — показалось глиняное возвышение, а на нем деревянные фигуры Перуна и Волоса и небольшое бронзовое, покрытое прозеленью изваяние Роженицы — голой женщины со сложенными на животе руками» (С.Д. Скляренко. «Святослав»).

РОСЬ — дочь Днепра, русалка, прародительница русских.

РУСАЛКИ (криницы, лоскоталки, земляночки) — водяные девы; души усопших: детей, умерших некрещенными, либо потонувших или утопившихся девушек. Русалки — представители Царства смерти, тьмы и холода, поэтому-то, с наступлением весны, хотя они и оживают, но обитают все-таки в темных недрах земных вод, еще холодных весною. С Троицына дня русалки оставляют воды и живут в лесах на деревьях, служащих, по верованию древних славян, жилищем мертвецов. У западных славян и малороссов русалки — веселые, шаловливые и увлекательные создания, поющие песни восхитительными и заманчивыми голосами; в Великороссии — это злые и мстительные существа, растрепы и нечесы: бледнолицые, с зелеными глазами и такими же волосами, всегда голые и всегда готовые завлекать к себе только для того, чтобы без всякой особой вины защекотать до смерти и потопить. В образе русалок народная фантазия соединила представления о водяных и лесных девах: русалки любят качаться на древесных ветвях, они заливаются злым хохотом и щекочут на смерть завлеченных к себе неосторожных путников. Русалки живут также и в горах и любят бегать по их скатам. На отождествление русалок с душами усопших указывает также их прозвание земляночками, т.е. обитательницами подземного мира мертвых.

СУДЕНИЦЫ — девы жизни и судьбы, которые определяют судьбу человека при его рождении. Хорутане рассказывают, что едва народится младенец, являются в избу три сестры, садятся за стол и в кратких изречениях определяют судьбу новорожденного. Произнеся свои предсказания, они тихо удаляются. Если на ту пору светит сквозь окно месяц, то озаренные его лучами бывают видны их легкие, воздушные образы и радужные покровы. То, что присуждено ими, нельзя не изменить, не устранить никакими силами. «Посмотри, вон… Русь, ее повзыскала Судина, добралась до голов:там, отчаявшись, на разбой идут, там много граблено, там хочешь жить, как тебе любо, а сам лезешь в петлю» (А.М. Ремизов. «К Морю-Океану»).

СУДИЦЫ — облачные девы, которые заведовали судом, мечем-карателем неправды и святочудною водою, обличающей людскую кривду.

СУДИЧКИ — вещие девы, три белые жены. В полночный час являются они под окно избы или в самую комнату, где лежит новорожденное дитя, и совещаются о его будущей судьбе; при их приближении все, что обитает в доме, погружается в глубокий сон. Они держат в руках зажженные свечи и тушат их не прежде, как произнеся свой непреложный приговор. В некоторых деревнях думают, что судички садятся ночью на кровле дома, возле дымовой трубы, и предсказывают судьбу младенца по звездам.

УРИСНИЦЫ (орисницы, наржчницы) — вещие девы. В первую ночь после родов приходят урисницы в дом разрешившейся от бремени матери и предвещают ее младенцу: сколько лет он проживет, какова будет его жизнь, с кем вступит он в брак, какими болезнями будет страдать и какою смертью умрет. Есть три урисницы добрые и три злые, те и другие никогда не бывают согласны и ведут между собою вечную борьбу. Из трех добрых урисниц первая дает младенцу ум и знание грамоты, вторая наделяет его здоровьем, красотою и даром слова, а последняя руководит его в продолжении всей жизни, учит ремеслам и доставляет случаи разбогатеть. Показываясь взрослому человеку, они предостерегают его от угрожающего несчастья. Всех урисниц много, они всегда юны и прекрасны и живут на небе; они нисходят за душой умирающего человека в туманах и вихрях. Большею частью урисницы являются в дом невидимо, но иным удавалось и видеть, и слышать их.

ФАРАОНКИ — в русском фольклоре название полурыб-полудев. Название связано с вторичным осмыслением традиционного образа русалки под влиянием легендарного цикла, сложившегося вокруг библейских мифов. Фараонки в русской деревянной резьбе, иногда сопровождаемые персонажами мужского пола — «фараонами», воспринимались как представители египетского воинства, преследовавшего уходивших из Египта евреев и чудесно потопленного в водах Чермного моря. Согласно русской легенде, известной с XVI века, египетское войско в воде превратилось в полулюдей-полурыб, а их кони — в полуконей-полурыб.

ХОЛЕРА — существо, родственное с облачными девами. На Руси ее представляют старухою, с злобным, искаженным страданиями лицом. В Малороссии уверяют, что где она ни остановится переночевать — не останется там живых. В некоторых деревнях думают, что холера является из-за моря и что это три сестры, одетые в белые саваны.

ЧУДИНКО (пуганко) — относится к роду кикимор. По поверью, Чудинко в виде маленькой куклы, тряпичной или деревянной, с целью наведения порчи на дом могли подложить под нижнее бревно дома при его строительстве. Избавиться от него можно только одним способом — уничтожив эту куклу. Крестьяне в этом случае, устав от проказ Чудинки, тыкали вилами в нижние бревна дома, приговаривая: «Вот тебе, вот тебе за то-то и вот это».

ЧУМА-САМОДИВА (Моровая язва, юда-самовила, самодива. Куга, смертница, кума) — существо, родственное с облачными девами, и подобно им, бывает доброй или злой. По рассказам болгар, она — вечно озлобленная, черная жена, посылающая на людей и животных огненные ядовитые стрелы. Чума может оборачиваться кошкою, лошадью, коровою, птицею и клубком пряжи; где она покажется — там начинают выть собаки, туда прилетает ворон или филин, и садясь на кровлю, криком своим предвещает беду. В одном из сказании ее представляют огромной женщиной в белой одежде (в саване), с растрепанными волосами. Своею костлявою рукою она веет на все четыре стороны красным (кровавым) или огненным платком — и вслед за взмахом ее платка все кругом вымирает. У сербов у Куги — козьи ноги. Блуждая по вечерам, она останавливается под окнами и пускает внутрь жилья свой злочестивый дух, отчего и погибает все семейство.

ЮДЫ-САМОВИЛЫ (юды, самодивы) — жены с длинными косами, живут в глубоких озерах и водоворотах; выходя на берег, они любят расчесывать волосы, а если завидят кого в воде, то оплетают и удавливают его своими косами. Самодивы признаются за падших светлых ангелов; низвергнутые с неба, они населили воды, а иные остались в воздухе. Самодивы поют и пляшут по лугам и оставляют на траве большие круги, состоящие из узкой, убитой их ногами дорожки. Если человек, заслыша их пение, осмелится приблизиться к их хороводу, они или убивают его, или навсегда лишают языка и памяти.

===

АЛАТЫРЬ-КАМЕНЬ (латырь) — в русских средневековых легендах и фольклоре камень, «всем камням отец». В сказках говорится, что лежит он на океане-море или на острове Буяне и обозначается постоянным эпитетом «бел-горюч» или «кип-камень» (от глагола «кипеть»). На этом камне восседает красная дева Зоря и зашивает раны кровавые; «под тем камнем сокрыта сила могучая, и силы конца нет»; «кто камень-алатырь изгложет (дело — трудное, немыслимое), тот мой заговор превозможет». Вероятно, что с уподоблением солнца белому горючему камню уже в древности сливалось представление грозового облака скалою или камнем, эпитет «бел-горюч» мог указывать, с одной стороны, на заключенное внутри этого камня грозовое пламя, а с другой — на белоснежные и розовые цвета, какими окрашивают облака яркие лучи весеннего солнца. Стих о Голубиной книге в одном из многих своих вариантов говорит: среди моря синего лежит латырь-камень; «Идут по морю много корабельщиков. /У того камня останавливаются; /Они берут много с него снадобья, /Посылают по всему свету белому».

АМАЗОНЫ — фантастические персонажи. Изображения этих персонажей встречались в русских лубочных картинках. В мифах этот образ не получил развития. Можно предположить, что к амазонам славяне относили народы, живущие в Далеких сказочных странах, прежде всего в Индии. Рассказы о таких людях связаны с повестями об Александре Македонском или со сказаниями об Индийском царстве. «…Тепло у старой, уютно. Стены в картинках; картинки шелками да бисерами шиты: тут и цветочки, и лютые звери, и монастыри, и китайцы, амазоны на конях и так амазоны, лебеди, замки и опять китайцы» (А.М. Ремизов. «Чертик»).

АРКОНА — северный мыс острова Рюгена. Название древнее славянское от слова «ар» — земля, поверхность земли и «кон» — место сбора славян для принятия решений, как и само обязательное правило поведения. Отсюда, «искони», «испокон», «жить по кону» — правила поведения в пределах рода-племени; «закон» — правила поведения в других землях «за коном». В Арконе находился один из последних известных языческих пантеонов богов славян. В 1168 г. его сжег датский король Вольдемар I вместе с епископом Абсалоном.

БАДНЯК — мифологический персонаж, воплощаемый «рождественским поленом», пнем или веткой, сжигаемой в сочельник. У сербов канун Рождества называется «бадний день» (от слова «бадняк»). В этот день пекут праздничный пресный хлеб, с золотой или серебряной монетою внутри, называемый боговица (у сербов — чесница). Иногда Бадняка называют старым богом, в противоположность Божичу, соотносимому с молодостью, новым годом. Бадняк связан с образом змея у корней дерева. Сожжение его в конце старого года эквивалентно, таким образом, поражению огнем змея, воплощения нижнего мира, вредоносного начала и знаменует начало нового сезонного цикла, гарантирует плодородие и т.п. Ритуал выбивания искр из горящего Бадняка сопровождается пожеланием умножения скота по числу искр: «Сколько искр, столько бы коров, коней, коз. овец, свиней, ульев, счастья и удачи!» Возжжение Бадняка известно и в Черногории и у болгар, и везде оно сопровождается семейным пиршеством.

БАЛДА — мифологизированный персонаж русских волшебных сказок о батраке и черте. При развитии основной мысли таких сказок, фантазия допускает два главных видоизменения: в одном разряде вариантов герой сказки не отличается особенною крепостью мышц, и если берет верх над чертом, то единственно хитростью; в других же вариантах он наделен сверхъестественной силой. Русское предание дает этому герою имя Балда, что прямо свидетельствует за его близкое родство с Перуном и Тором. Слово «балда» — разить, ударять, рубить; от того же корня происходят «болт» и «булава». Понятна поэтому та великая богатырская мощь, какою наделен Балда в сказках: он может давать такие щелчки, что от них падают мертвыми бык и медведь.

БЕЛОВОДЬЕ — другое имя Ирия-рая. Ирий получил это имя из-за молочной реки, текущей по небесному Ирию из вымени небесной Коровы Земун.

БЕРЕЗАНЬ — райская местность, одна из Рипейских гор, также — название острова, подобного острову Буяну, либо — Атлантиде. На острове (горе) Березани растет солнечная береза «вниз ветвями и вверх кореньями».

БЛАЖЕННЫЕ ОСТРОВА МАКАРИЙСКИЕ — круглая равнина земли, омываемая со всех сторон рекою-океаном; на восточной стороне означен-лежит «остров Макарийский, первый под самым востоком солнца, близ блаженного рая; потому его тако нарицают, что залетают в сии остров птицы райские Гомаюн и Финикс и благоухание износят чудное… тамо зимы нет» (Книга, глаголемая Козмография, переведена бысть с римского языка). На Руси ходит сказание о блаженных островах Макарийских, где реки медовые и молочные, а берега кисельные; по указанию старинных апокрифов, райские реки текут млеком, вином и медом (метафорические названия дождя).

БОЖИЧ — потомок богов, младший бог; в южнославянской мифологии персонаж, упоминаемый в колядках наряду с символами (златорогий олень, ворота, свинья) и обрядами, обозначающими начало весеннего солнечного цикла. Соотносится с молодостью, рождеством, новым годом, в противоположность Бадняку, старому году. Связь имен Бога и Божича делает возможным сопоставление Божича с восточнославянским Сварожичем — сыном Сварога: оба имеют отношение к почитанию солнца. Старый Бадняк и молодой Божич скрывают под своими именами Деда-Перуна, возжигателя небесного пламени, и просветленное этим пламенем Солнце. Божич — святой всякого семьянина, особенно ему покровительствующий.

БОЯН — эпический поэт-певец. Известен по «Слову о полку Игореве» (его имя встречается также в надписях Софии Киевской и в Новгородском летописце): «Боян бо вещий, аще кому хотяше песнь творити, то растекашется мыслию по древу, серым волком по земли, шизым орлом под облакы». В песнях Бояна, таким образом, сказались славянская традиция, связанная с представлением о мировом дереве, и навыки ранней славянской поэзии, восходящей к общеиндоевропейскому поэтическому языку.

БУРЯ-КОНЬ — конь Перуна: «У коня Перуна жемчужный хвост, его гривушка золоченая, крупным жемчугом вся унизанная, а в очах у него камень Маргарит, куда взглянет он — все огнем горит».

БУЯН-ОСТРОВ — поэтическое название весеннего неба; чтобы достигнуть царства солнца, луны и звезд, надо было переплывать воздушные воды. Остров этот играет весьма важную роль в наших народных преданиях; без формулы «на море-на окияне, на острове-на Буяне» не сильно ни одно заклятие. На острове Буяне сосредоточены все могучие силы весенних гроз, все мифические олицетворения громов, ветров и бури; на этом же острове восседают и дева Зоря, и Перун. «Ветер весело шумит, /Судно весело бежит /Мимо острова Буяна, /К царству славного Салтана, / И желанная страна /Вот уж издали видна» (А.С. Пушкин. «Сказка о царе Салтане»).

БЫСТРОЗОРКОЙ — мифологизированный персонаж сказок. У чехов и словаков — это великан, от всевидящих и острых взглядов которого воспламеняется огнем все, что только может гореть, а скалы трескаются и рассыпаются в песок. У русских — могучий старик с огромными бровями и необычайно длинными ресницами; брови и ресницы у него так заросли, что совсем затемнили зрение. Чтобы он мог взглянуть на мир, нужны несколько силачей, которые бы смогли поднять ему брови и ресницы железными вилами. Он страшный истребитель, который взглядом своим убивает людей. Олицетворение бога-громовника.

_________________
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Если по сути, то я не опаснее змеи, не наступишь - не укушу.
Вернуться к началу Перейти вниз
веледар



Мужчина Страна : Россия
Магия : Парапсихология. Старорусское ведьмовство. Руны.
Сообщения : 317
Репутация : 186
Возраст : 55
Город : Тверь.

СообщениеТема: Re: Словарь славянских знахарей.   Ср Окт 14, 2015 3:17 pm

ВОЛК-САМОГЛОТ — волк-туча, пожиратель небесных светил, в народных сказках носит характеристическое название волка-самоглота. Он живет на море-окияне (т.е. на небе), пасть у него страшная, готовая проглотить всякого супротивника, под хвостом у волка — баня, а в заду — море: если в той бане выпариться, а в том море выкупаться, то станешь молодцем и красавцем. Он добывает сказочному герою гусли-самогуды. Волк-туча хранит в своей утробе живую воду дождя, с которою нераздельны понятия силы, здоровья и красоты. Согласно с метафорическим названием дождя молоком, этот сказочный волк заменяется иногда молочною рекою с кисельными берегами, которая всех питает и всем дарует красоту и силу.

ВОЛХ ВСЕСЛАВЬЕВИЧ (Волх, Вольга) — мифологизированный персонаж русских былин, обладатель чудодейственных оборотнических свойств: «…Ударился Вольга оземь, обернулся серым волком, побежал в леса. Выгнал он зверя из нор, дупел, из валежника, погнал в сети и лисиц, и куниц, и соболей… Молодой Вольга догадался, обернулся малой мошкой, всех молодцов обернул мурашами, и пролезли мурашки под воротами. А на той стороне стали воинами» (Русская былина). Чудесно его рождение: мать его, обычная женщина, случайно наступила на змея, и вскоре появился Волх. Сюжет о Волхе Всеславьевиче и его походе на Индию принадлежит к наиболее архаичному слою в русском былинном эпосе с широко представленной стихией чудесного, волшебно-колдовского, магического, слиянностью человеческого и природного начал.

ВОЛЧЕЦ — колючая сорная трава, напоминающая своими иглами острые стрелы (т.е. растение, способное всполошить, испугать чертей).

ВЫРИЙ (вирий, ирий, урай) — в восточнославянской мифологии древнее название рая и райского мирового дерева, у вершины которого обитали птицы и души умерших. В народных песнях весеннего цикла сохранился мотив отмыкания ключом вырия, откуда прилетают птицы. Согласно украинскому преданию, ключи от вырия некогда были у вороны, но та прогневала бога, и ключи передали другой птице. С представлением о вырии связаны магические обряды погребания крыла птицы в начале осени.

ГЕРМАН (Джерман) — в южнославянской мифологии персонаж, воплощающий плодородие. Во время болгарского обряда вызывания дождя представляется глиняной куклой с подчеркнутыми мужскими признаками. В заклинаниях говорится, что Герман умер от засухи (или дождя): женщины хоронят его в сухой земле (обычно на песчаном берегу реки), после чего должен пойти плодоносный дождь.

ГОГИ И МАГОГИ — библейские народы, живущие на севере от мест проживания: « Сын человеческий! обрати лицо свое к Гогу в земле Магог, князю Роша, Мешеха и Фувала, и изреки на него пророчество и скажи: так говорит Господь Бог: вот, Я – на тебя, Гог, князь Роша, Мешеха и Фувала…от пределов севера.» (Иез.38: 2,3,6). Стараниями христианских проповедников мы узнали, что такие народы, свирепы пуще лютых зверей и едят живых людей; у иного один глаз — и тот во лбу, а у иного три глаза; у одного одна только нога, а у иного три, и бегают они так быстро, как летит из лука стрела. «…И лицо разбойничье! — сказал Собакевич. — Дайте ему только нож да выпустите его на большую дорогу — зарежет, за копейку зарежет! Он да еще вице-губернатор — это Гога и Магога!» (Н.В, Гоголь. «Мертвые души»).

ГОМИЛЕ СЛАМЕ (олелии, ойлалия) — ритуальный большой костер. Большие костры палили из соломы, а также жгли огни в особой решетке, высоко поднятой четырьмя мужчинами на четырех длинных шестах.

ГРОМОВЫЙ ЖЕРНОВ — жернов, который мелет людское счастье и богатство. У белорусов сохранилось поверье, что горные духи, подчиненные Перуну и вызывающие своим полетом ветры и бурю, возят на себе громовый жернов, на котором восседает сам Перун с огненным луком в руках.

ДАСУНЬ — темное царство, населенное дасу — демонами или представителями неарийских, неславянских племен; антипод ясуней.

ДВОЕГЛАЗКА — черношерстная собака, имеющая над глазами два белые пятна, которыми и усматривает она всякую нечистую силу.

ЖИВАЯ ВОДА (амрита, нектар, амброзия) — бессмертный напиток, возвращающий жизнь убитому после окропления ран мертвой водой.

ЗВЕЗДА — душа человека; падающая звезда уподобляется смерти. В народе верят, что на небе столько же звезд, сколько на земле людей. Сверх того, на Руси утверждают, что падающая звезда означает след ангела, который летит за усопшею душою, или след праведной души, поспешающей в райские обители; если успеешь пожелать что-нибудь в тот миг, пока еще не совсем сокрылась звезда, то желание непременно дойдет до Бога и будет им исполнено.

ИВАН БЫКОВИЧ (Иван-коровьин или кобылий сын, Милош Кобылич, Буря-богатырь) — мифологизированный образ героя русских народных сказок, победившего многоголовых змеев. Победивши их, он должен бороться с их сестрами или женами, которые превращаются одна в золотую кроватку, другая в дерево с золотыми и серебряными яблоками, а третья в криницу. Должен состязаться богатырь и с их матерью, ужасною змеихою, которая раззевает пасть свою от земли до неба. Быстрота полета бурной дожденосной тучи олицетворялась в образе быстрого коня; проливаемые ею потоки — к сближению ее с дойной коровой, — поэтому Иван-коровьин сын есть собственно сын тучи, т.е. молния или божество грома Перун.

ИВАН ДУРАК (Иванушка Дурачок) — изначально мифологизированный персонаж русских волшебных сказок. Воплощает особую сказочную стратегию, исходящую не из стандартных постулатов библейского адепта, а практического разума, но опирающегося на поиск собственных решений или божественных подсказок (в старославянском эпосе означало «вернувшийся от бога»), часто противоречащих «здравому» смыслу, но, в конечном счете приносящих успех: «Наш Иван тут стал не Иван-дурак, а Иван — царский зять; оправился, очистился, молодец молодцом стал, не стали люди узнавать!» (А.Н. Афанасьев. Народные русские сказки). Социальный статус его обычно низкий: он — крестьянский сын или просто сын старика и старухи, или старухи-вдовы. Нередко подчеркивается бедность, которая вынуждает его идти «в люди», наниматься на службу. Но в большей части сказок ущербность его не в бедности, а в лишенности разума, наконец, в том, что он последний, третий, самый младший брат, чаще всего устраненный от каких-либо «полезных» дел. Алогичность Ивана Дурака, его отказ от «ума», причастность его к особой «заумной» (соответственно — поэтической) речи напоминает ведущие характеристики юродивых, явления, получившего особое развитие в русской духовной христианской традиции.

ИВАН ЦАРЕВИЧ (Иван Королевич) — мифологизированный образ главного героя русских народных сказок. Его деяния — образец достижения наивысшего успеха. Универсальность образа в том, что он — «Иван», т.е. любой человек, не имеющий каких-либо сверхъестественных исходных преимуществ; одновременно «Иван» и «первочеловек», основатель культурной традиции. В целом Иван Царевич может быть соотнесен с образом мифологического героя, прошедшего через смерть, обретшего новую жизнь, с сюжетом глубинной связи умирания и возрождения.

КАРАВАИ (коровай) — в восточнославянской мифологии и ритуалах обрядовый круглый хлеб с украшениями и мифологическое существо, символ плодородия. По словам белорусской песни, «Сам Бог коровай месить»: пекущие просят Бога спуститься с неба, чтобы помочь им месить и печь.

КИЙ — в восточнославянской мифологии герой. Согласно легенде (в «Повести временных лет»). Кий с младшими братьями Щеком и Хоривом — основатель Киева: каждый основал поселение на одном из трех киевских холмов, что имеет подтверждение в топонимике города. Возможно, имя его происходит от обозначения божественного кузнеца, соратника громовержца в его поединке со змеем.

КИСЕК — один из мифологических прародителей русских.

КИТЕЖ (Китеж-град, Кидиш) — в русских легендах город, чудесно спасшийся от завоевателей во время монголо-татарского нашествия XIII века. При приближении Батыя Китеж стал невидимым и опустился на дно озера Светлояр. Легенда о Китеже, по-видимому, восходит к устным преданиям эпохи доордынского ига. Впоследствии была «скорректирована» и привязана к поздним событиям. В пользу этого говорит то, что она особенно распространена у старообрядцев, причем Китежу придавался характер убежища последователей старой веры. В утопических легендах Китеж считался населенным праведниками, нечестивцы туда не допускались, в городе царила социальная справедливость. «Сказания о Китеже включали рассказы о людях, давших обет уйти в Китеж и писавших оттуда письма о колокольном звоне, который можно услышать на берегу озера. Китежу придавался характер убежища последователей старой веры» (А.В. Чернецов).

КИТОВРАС — персонаж древнерусских книжных легенд эпохи распространения христианства, скорее всего, производное от греко-семитского кентавра. Упоминается в XIV веке в рукописных текстах как чудовище-кентавр, иногда с крыльями. В большинстве случаев Китоврас, по желанию, помогает царю Соломону строить храм, состязается с ним в мудрости. В некоторых вариантах легенд Китоврас наделен чертами оборотня — днем он правит людьми, а ночью оборачивается зверем и становится царем зверей. «Легенды о Соломоне и Китоврасе получили на Руси самостоятельное развитие. В них о Китоврасе рассказывается, что он был родным братом Соломона. Поимка Китовраса связывается с предательством его неверной жены, которую он носил в ухе» (А.В. Чернецов).

КИТ-РЫБА — прародитель всех рыб, всем рыбам мать. Он держит на себе Землю. Когда же повернется, тогда Мать-Земля всколыхнется. Считали, что если Кит-рыба уплывет, то конец белому свету настанет. Многие древние народы верили, что Земля лежит на спинах китов (кита) или слонов. Существовало такое поверье и у древних славян. «И куда-то нырнул Кит-рыба. Кит-рыба — мать рыбам — покинул землю. А когда-то любил свою землю: когда строили землю, лег Кит в ее основу и с тех пор держит все на своих плечах» (А.М. Ремизов. «К Морю-Океану»). «Вот въезжает на поляну /Прямо к морю-окияну; /Поперек его лежит /Чудо-юдо рыба-кит…» (П.П. Ершов. «Конек-горбунок»).

КНЯЗЬ СЛАВЕН — историческое лицо, славянский вождь, время правления неизвестно. Древняя летопись донесла до нашего времени такие слова: «В лета 3113 великий князь Словен поставиша град и именоваша его по имени своем Словенск, иже ныне зовется Великий Новгород, от устие великого езера Ильмеря по реце Волхову полтретья поприща».

КОНЕК-ГОРБУНОК — персонаж русских сказок, относится к полуконям, по внешнему виду вполовину или намного меньше героических коней бога, невзрачен, иногда даже уродлив (горб, длинные уши и т.д.): «Да еще рожу конька /Ростом только в три вершка, /На спине с двумя горбами /Да с аршинными ушами» (П.П. Ершов. «Конек-горбунок»). В метафорическом смысле это именно полуконь-получеловек: понимает дела людей (богов и бесов), говорит человеческим языком, различает добро и зло, активен в утверждении добра (это осталось от берегинь). «Но конька не отдавай /Ни за пояс, ни за шапку, /Ни за черную, слышь, бабку. /На земле и под землей /Он товарищ будет твой» (П.П. Ершов. «Конек-горбунок»).

КРАДА — жертвенный алтарь, горящий жертвенник, костер. На нем сжигали мертвых, чтобы душа быстрее достигла небес, и приношения. Христианский монах-летописец Нестор называл их «крады и требища идольские». Вероятно, существовало и божество, охранявшее жертвенный алтарь. Рыба под его ногами означает подземное царство; чаша с плодами — обильную земную жизнь; колесо — солярный знак — символизирует вечное обновление жизни на земле, зиждящейся на прочной нерушимой основе (оси). Этот жертвенник четырехугольный, а возле храма Световида, по описанию очевидцев, было множество треугольных жертвенников, где одновременно каждый мог принести жертву Творцу — солнцу и небу; Матери-жизни, земле; предкам.

КРИВ — в восточнославянской мифологии родоначальник племени кривичей. Предполагается связь имени с обозначением кривого и левого; левое, кривое и т.п. характеризует земных персонажей, людей, в противоположность небесным богам.

КРИВДА — олицетворение всех темных сил, противница Правды.

КРОК — мифический герой, от которого чехи вели свой княжеский род.

КУДЕЯР — полумифический разбойник, зарывший во многие места награбленные сокровища. Говорят, что над камнями, прикрывающими эти сокровища, не только вспыхивают огоньки, но два раза в неделю, в полночь, слышен бывает даже жалобный плач ребенка. Этот Кудеяр до некоторой степени предвосхищает славу самого Степана Разина. Прообраз этого разбойника родился от реального исторического лица боярского сына Кудеяра Тишенкова, который помог татарам взять Москву в 1571 году, а затем ушел с отрядом в места на границе современных Ростовской и Воронежской областей.

КУКЕР — в южнославянской мифологии воплощение плодородия. В весенних карнавальных обрядах Кукера изображал мужчина в особой одежде (часто из козьей или овечьей шкуры) с зооморфной рогатой маской и деревянным фаллосом. Во время кукерских обрядов изображались грубые физиологические действия, обозначавшие брак Кукера с его женой, которая обычно представалась затем беременной и симулировала роды; совершались ритуальная пахота и посев, также призванные обеспечить плодородие. Кукерское действо, кроме главного действующего лица, включало многочисленные персонажи, среди которых был царь и его помощники.

КУРИЛКА — означает лучину, которая живет, пока горит, а погасая — умирает; «жил-был курилка, да-й помер!».

ЛИЛЫ (олеле, олала) — ритуальные костры. Сербские «лилы» явно связаны с магией плодородия и со скотоводством — во время горения костра разбрасывали горящую бересту («лилу») и пели: «Лила, гори, жито, роди! /…Весело нам, лиле, горе /да нам краве добре веде!»

ЛЮДИ ДИВИЯ — в древнерусских книжных легендах периода распространения христианства — монстры, обитатели далеких сказочных земель, прежде всего Индии (в русских сказаниях Индея – дальняя страна). Среди них упоминаются многоглавые, люди с лицом на груди, со звериными (в частности, псоголовцы) или птичьими головами и ногами, с крыльями, люди, живущие в воде, и т.п. Эти сказания навеяны или искусственно созданы на основе борьбы христианства с язычеством и изображением многоголовых истуканов (высеченных или выстуканных из камня) у староверов. Рассказы о таких людях связаны или с повестями о походах Александра Македонского, или со сказаниями о государстве индейского (далекого) царя и попа Иоанна («Сказание об Индийском царстве», XV век). Люди дивия являлись образом неверных, «нечистых» народов. Наиболее опасные народы были, по преданию, «заклепаны» Александром Македонским в скалах, и им приписывалась важная роль в грядущих событиях накануне конца света, когда они выйдут на свободу. Наряду с образами, восходящими к переводным источникам, в русской книжной традиции известны оригинальные, относимые к сибирским народам.

_________________
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Если по сути, то я не опаснее змеи, не наступишь - не укушу.
Вернуться к началу Перейти вниз
веледар



Мужчина Страна : Россия
Магия : Парапсихология. Старорусское ведьмовство. Руны.
Сообщения : 317
Репутация : 186
Возраст : 55
Город : Тверь.

СообщениеТема: Re: Словарь славянских знахарей.   Ср Окт 14, 2015 3:17 pm

ЛЯХ (или Лех) — в западнославянской мифологии генеалогический герой, предок поляков (ляхов), брат Чеха и Руса, согласно польской хронике XIV века. Вероятно, имя образовано от слов «пустошь», «новь», «необработанная земля».

МСТИСЛАВ — Мстислав Владимирович, князь Тмутараканский и Черниговский, брат Ярослава Хромого, победитель касожского князя.

НЕВЕГЛАСИ — недовольно просвещенные христианским учением люди.

НЕСМЕЯНА-ЦАРЕВНА — персонаж сказки. Небо, затемненное тучами, называется «хмурым» («смотреть хмуро» — смотреть невесело, сердито), согласно с этим тускло светящее, зимнее солнце представляется в сказках Несмеяною-царевною. При восходе своем солнце озаряет небосклон розовым светом и, отражаясь в каплях утренней росы, как бы претворяет розовые краски в блестящие бриллианты и жемчуг, что на языке метафорическом перешло в сказание о красавице, которая улыбаясь — рассыпает розы, а проливая слезы — роняет самоцветные камни. «В царских палатах, в княжьих чертогах, в высоком терему красовалась Несмеяна-царевна. Какое ей было житье, какое приволье, какое роскошье! Всего много, все есть, чего душа хочет; а никогда они не улыбалась, никогда не смеялась, словно сердце ее ничему не радовалось» (А.Н. Афанасьев. «Народные русские сказки»).

НЕТОПЫРЬ — летучая мышь, которая обыкновенно прячется днем и показывается уже после заката солнца.

ОГНЕННАЯ СОРОЧКА — волшебная сорочка, наделяющая того, кто ее носит, необычайною богатырскою силою. Приобретается она сказочным героем от змея или птиц, этих мифических представителей бурь и грозы, и только облекаясь в нее, он в состоянии бывает владеть мечем-кладенцом. сказание о ней восходит к древнейшим славянским обрядам очищения огнем.

ОДНОГЛАЗКА — сказочный персонаж в русском фольклоре, противопоставляемый Двуглазке (которой не хватает обычно двух глаз для решения чудесной задачи) и Трехглазке (у которой третий глаз все видит, когда два других спят; архаический мотив преимущества числа три, известный в индоевропейской мифологии). Одноглазка — один из вариантов мифологического образа Лиха, изображаемого у восточных славян в виде одноглазой женщины, встреча с которой приводит к потере парных частей тела.

ОДОЛЕНЬ-ТРАВА — названа так потому, что одолевает всякую нечистую силу; этим словом в некоторых местностях называют белую и желтую кувшинку. Кто найдет одолень-траву, тот «вельми себе талант обрящет на земли»; отвар ее помогает от зубной боли и отравы (растительного яда), и сверх того признается за любовный напиток. «А во тьме белые томновали по лугу девки-пустоволоски да бабы-самокрутки, поливали одолень-траву» (А.М. Ремизов. «Сказки»).

ОКРУТНИКИ — люди, наряженные по святочному, одетые в мохнатые шкуры или вывороченные тулупы.

ОЛЕГ — первый исторически достоверный киевский князь. С 879 г. правил в Новгороде, с 882 г. — в Киеве. С именем Олега связан удачный поход в Византию 907 г. и выгодный договор с греками 911 г. Вскоре после подписания договора Олег умер по одной версии в Киеве, по другой — на Севере, по третьей, привлекавшей впоследствии внимание писателей, — за морем от укуса змеи. Повествование об Олеге помещено в «Повести временных лет». «Так вот где таилась погибель моя! /Мне смертию кость угрожала!» /Из мертвой главы гробовая змея / Шипя между тем выползала; /Как черная лента, вкруг ног обвилась, /И вскрикнул внезапно ужаленный князь» (А.С. Пушкин «Песнь о вещем Олеге»).

ОРЕЙ — мифологический прародитель русских; возможно, его имя происходит от «арий» — «землянин, пахарь». Отец Кия, Щека и Хорива.

ПЕКЛО (преисподняя) — в славянской мифологии периода раннего христианства — ад, преисподняя (от глагола «печь», «пеку» и равно означает и «смолу», которая гонится через жжение смолистых деревьев, и «геенское пламя»). Христиане полагают пекло под землею, куда надо спускаться через разинутую адскую пасть, подобную глубокому, извергающему страшное пламя колодцу. Простолюдины считали, что душа во время «обмиранья» (летаргии) странствует по пеклу и видит там адские муки. В народных сказках герои, отправляясь на тот свет, нисходят туда через глубокую яму. «Раз, за какую вину, ей-богу, уже и не знаю, только выгнали одного черта из пекла». — «Как же, кум? — прервал Черевик. — как же могло это статься, чтобы черта выгнали из пекла?» — « …Вот черту бедному так стало скучно, так скучно по пекле, что хоть до петли» (Н.В. Гоголь. «Сорочинская ярмарка»).

ПЕРЕЛЕТ-ТРАВА — одно из названий Перунова цвета; оно придано ему ради той неуловимой быстроты, с которою ударяет молния. Цвет ее сияет радужными красками, и ночью в полете своем он кажется падучей звездочкой. Счастлив, кто сумеет добыть этот прекрасный цветок: все желания его будут немедленно исполнены.

ПЕСИГОЛОВЦЫ (песьи головы) — исполины с человеческими телами и собачьими головами. Часто эти одноглазые чудовища встречаются в славянских сказках и легендах христианского периода. Можно предположить, что воины некоторых славянских и прибалтийских племен во время сражений надевали волчьи и собачьи шкуры с головами поверх шлемов, для устрашения своих врагов. Оттого и неприятелей-кочевников на Руси называли песиголовцами. «На лугу, на лужайке сходились в хороводы Ведьмины детки — куцые курочки в острых хохолках. И, сцепившись ногами-руками, покатились клубком, как гаденыши, за Окаяшкой косматым одноглазые Песьи головы» (А.М. Ремизов).

ПЛАКУН-ТРАВА — весною, когда золотой ключ-молния отопрет замкнутое небо, появляются росы и дожди; Перунов цвет как низводитель этих дождей-слез получил название плакун-травы. Добывается она в Иванов день на ранней утренней заре; корень и цвет ее обладают великою силою: они смиряют нечистых духов, делают их послушными воле человека, уничтожают чары колдунов и ведьм, спасают от дьявольского искушения и всяких недугов. Плакун открывает клады и заставляет демонов плакать, т.е. заставляет тучи проливать дождь.

ПОЛАЗНИК (положайник, палезник) — первый гость, который войдет в избу на Рождественский праздник, называется положайником; ему приписывают и все радости, и все беды, какие выпадают на долю хозяев и их семьи в течение целого года. Этот гость является таинственным представителем самого божества. Всякий хозяин заранее выбирает в положайники такого знакомого, о котором думает, что он наверняка принесет ему счастье.

ПОЛУЧЕЛОВЕКИ (оплетай, половайники) — баснословные люди об одном глазе, одной руке и одной ноге, которые, чтобы двинуться с места, принуждены складываться по двое, и тогда бегают с изумительной быстротою; они плодятся, по русскому поверью, не вследствие нарождения, а выделывая себе подобных из железа. Дым и смрад, исходящие из их кузниц, разносят по белому свету повальные болезни: мор, оспу, лихорадки и пр. В Томской губернии они назывались оплетаями, у хорутан — половайниками; происхождение половайников приписывается дьяволу. Ясно, что они родственны одноглазым кузнецам-циклопам.

ПОПЕЛЬ — мифическая личность, происшедшая от древесного обрубка; по польским и чешским преданиям — родоначальник славянского племени. В женском олицетворении Пепелюга.

ПРАВДА — олицетворение всех светлых сил, противница Кривды. «Однажды спорила Кривда с Правдою: чем лучше жить — кривдой или правдой? Кривда говорила: лучше жить кривдою, А Правда утверждала: лучше жить правдою. Спорили, спорили, никто не переспорит.» (А.Н. Афанасьев. Народные русские сказки).

ПРАВЬ — верхний небесный уровень в славянском миропонимании трехуровнего устройства мира Правь-Явь-Навь, одно из основных понятий славянской философии. Понимается как всеобщий закон, установленный Дажьбогом. Согласно этому справедливому закону существует мир.

ПРЕМЫСЛ — чешские легенды рассказывают о пахаре Премысле: призванный на княжение, он покинул плуг, а два пегих быка его поднялись в воздух и скрылись в расщелине скалы, которая тотчас же сомкнулась.

РА — река Волга. Различают Ра-реку, текущую по Земле, и небесную Ра-реку, отделяющую Явь от небесного царства. Сюда же относится понятие «речение» — движение в едином информационном пространстве, реке жизни. Соответственно, «отречение» — изгнание из речения.

РАЗРЫВ-ТРАВА (спрыг-трава, прыгун или скакун-трава, расковник) — листы ее имеют форму крестиков, а цвет подобен огню. Отыскивается в ночь на Ивана Купалу, но где она растет — никому неведомо; достать ее весьма трудно, и сопряжено с большою опасностью, потому что всякого, кто найдет ее, черти стараются лишить жизни. С ее помощью можно ломать все замки, сокрушать все препоны и разрушать все преграды. Но так как она, подобно папоротнику, держит цвет не дольше того времени, которое полагается для прочтения символа веры и молитв Господней и Богородичной, то имеется, следовательно, достаточное основание считать ее просто сказочным зельем.

РИПЕЙСКИЕ ГОРЫ — мифологические горы, где находится сад Ирия.

РЮРИК. СИНЕУС И ТРУВОР — в древнерусских легендах генеалогические герои, первые русские князья. Согласно легенде о призвании варягов, приходившие «из-за моря» варяги собирали дань с племен чуди, веси, словен и кривичей, чинили им насилие и были изгнаны ими. Из-за возникших усобиц эти племена решили поискать себе князя, который владел бы ими «по праву». Они отправились к варягам, звавшимися русь, и призвали их на княжение. На княжение избрались три брата: Рюрик, Синеус и Трувор «с родами своими» и, взяв с собой «всю русь» (весь народ), утвердились в городе — старший Рюрик в Новгороде, Синеус в Белоозере, Трувор в Изборске. Братья Рюрика вскоре умерли, он же стал основателем династии Рюриковичей.

РЯЖЕНЫЕ (Окрутники) — поселяне, облаченные в звериные шкуры. В таких нарядах окрутники бегают по улицам шумными вереницами, пляшут и кривляются, распевают громкие песни и бьют в тазы, заслонки и бубны, — чем обозначался тот неистовый разгул, с каким являлись весною облачные духи.

САВА (Савва) — персонаж южнославянской мифологии (образ восходит к реальному историческому лицу, жившему в ХII-ХIII веках). Ему приписывается оживление мертвых, исцеление слепых, несгораемость собственного тела, способность превращать борзых в волков, людей в животных, иссечение железом воды из камня. Сава создает кошку для борьбы с мышами. Сава отнимает солнце у дьявола, предводительствует тучами, несущими град. Связь Савы со скотом и тучами объясняет, в частности, представление о тучах как о скоте Савы. Роль Савы как покровителя животных связывает его с общеславянским богом скота Велесом.

САДКО — русский былинный герой, сохраняющий мифологические черты. Его образ восходит к новгородскому купцу Сотко Сытиничу. Согласно новгородским былинам, гусляр Садко, игра которого полюбилась Морскому царю, бьется об заклад с новгородскими купцами о том, что выловит рыбу «золотые перья» в Ильмень-озере, с помощью Морского царя выигрывает заклад и становится «богатым гостем». Садко снаряжает торговые корабли, но те останавливаются в море: гусляр должен спуститься, по жребию, на морское дно. Оказавшись в палатах Морского царя. Садко играет для него, тот пускается в пляс, отчего волнуется море, гибнут мореплаватели. Садко прекращает игру, обрывая струны гуслей. Морской царь предлагает Садко жениться на морской девице, и гусляр выбирает, по совету Миколы, Чернаву. Садко засыпает после свадебного пира и просыпается на берегу реки Чернава. Одновременно возвращаются его корабли, и Садко в благодарность возводит церкви в Новгороде. (Последняя часть сюжета, наверное, дописана в христианский период, при котором не могло быть никаких богов, кроме «единого». Потому и морской повелитель выступает в роли царя.)

САПОГИ-СКОРОХОДЫ (самоходы) — сказочные сапоги, которые могут переносить своего владельца и через огонь, и через воду, и скорость которых так велика, что с каждым шагом он делает по семь миль. Это — поэтическая метафора бурно несущегося облака или умения перемещаться с большой скоростью, когда еще не все знания были уничтожены.

САРАЧИНСКОЕ ПОЛЕ (сарацинское) — поле, отделяющее Русь от стран Востока, за которыми расположен Океан, а за Океаном — сад Ирия, который посажен на Земле. В отличие от земного — небесный Ирий в Рипейских горах и мир Яви разделяет небесная Ра-река.

СВЕТИ-ЦВЕТ (огненный цвет папоротника, жар-цвет) — этот фантастический цветок — метафора молнии, что очевидно из придаваемых ему названий и соединяемых с ним поверий. У хорватов он прямо называется Перуновым цветом, у хорутан — солнечник, ибо, по их рассказам, он расцветает тогда, когда весеннее солнце победит черного волка (демона зимы). На Руси его называют свети-цвет, народная сказка упоминает о жар-цвете. О папоротнике рассказывают, что цветовая почка его разрывается с треском и распускается золотым цветком или красным, кровавым пламенем; показывается этот цветок в то же время, в которое и клады, выходя из земли, горят синими огоньками. На смельчака, который решится овладеть этим цветком, нечистая сила наводит непробудный сон или силится оковать его страхом. Но овладев им, «все узнаешь, что где есть или лежит, или делается, и как, куда и в коем месте; просто сказать — все будешь знать». «А сия трава самая наисильнейшая над кладами — царь над цветами».

СВЯТОВИТОВ КОНЬ — по известиям Гельмгольда и Саксона-грамматика, при арконском храме содержался в большой холе и почете белый конь, посвященный Святовиту, а возле истукана этого бога висели седло и удила. Ездить на Святовитовом коне было строго воспрещено, вырвать хоть один волосок из его хвоста или гривы признавалось за великое нечестие, только жрец мог выводить и кормить его. Народ верил, что Святовит садился ночью на своего коня, выезжал против врагов славянского племени и поражал их полчища.

СИВКА-БУРКА — персонаж русских сказок, относится к полуконям. В метафорическом смысле это именно полуконь-получеловек: понимает дела людей, богов и бесов, говорит человеческим языком, различает добро и зло, активен в утверждении добра. «Сивко бежит, только земля дрожит, из очей пламя пышет, а из ноздрей дым столбом. Иван-дурак в одно ушко залез — напился, наелся, в другое вылез — оделся, молодей, такой стал, что и братьям не узнать!» (А.Н. Афанасьев. «Народные русские сказки»).

СКАТЕРТЬ-САМОБРАНКА (или самовертка) — мгновенно расстилается, по желанию своего владетеля, и наделяет его вкусными яствами и питьями; это метафора весеннего облака, приносящего с собой небесный мед или вино, т.е. дождь, и дарующего земле плодородие, а людям хлеб насущный. Она соответствует громовому жернову, который мелет людские счастье и богатство, и рогу изобилия, из которого древние богини рассыпали на смертных свои благодеяния. «Видит дурак, что время гостей потчевать, вынул скатерть и сказал: «Развернись!» Вдруг развернулась скатерть, и на ней всяких закусок и напитков наставлено великое множество. Гости начали пить, гулять и веселиться. Как все удовольствовались, дурак сказал: «Свернись!» И скатерть свернулась» (А.Н. Афанасьев. «Народные русские сказки»).

_________________
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Если по сути, то я не опаснее змеи, не наступишь - не укушу.
Вернуться к началу Перейти вниз
веледар



Мужчина Страна : Россия
Магия : Парапсихология. Старорусское ведьмовство. Руны.
Сообщения : 317
Репутация : 186
Возраст : 55
Город : Тверь.

СообщениеТема: Re: Словарь славянских знахарей.   Ср Окт 14, 2015 3:18 pm

СКОМОРОХИ И ГУСЛЯРЫ — в весьма раннее время образовался особенный класс музыкантов, певцов, поэтов, словом людей вещих, которые хранили в своей памяти эпические сказания старины, пели их под звуки гуслей и других инструментов и играли главную роль в народных празднествах. Название «скоморохи» остается пока необъясненным филологами. По свидетельству памятников, скоморохи являлись на игрища с музыкою, наряжались в маскарадные платья, пели, плясали, кривлялись и творили разные «глумы». Важное значение гусляров и скоморохов у славян-язычников доказывается и участием их в религиозных обрядах (на праздниках, свадьбах, поминках), и сильными нападками на них христианского духовенства — оно справедливо видело в них не одну простую забаву, но языческий обряд: «Дьявол соблазняет народ всяческими льстъми, превабляя ны от Бога трубами и скоморохы, гусльми и русальи. Видимъ бо игрища утолчена и людий множьство, яко упихати начнуть друг друга, позоры деюще от беса замышленаго дела, а церкви стоять (пусты)».

СМОРОДИНА — огненная река между светлым и темным царством. Видимо, соответствует Москве-реке.

СНЕГУРОЧКА (Снегурка, Снежевиночка) — названа так потому, что родилась из снега. В этом персонаже слышится отголосок предания о происхождении облачных духов из тающих весною льдов и снега. Не было, говорит сказка, у старика и старухи детей; вышел старик на улицу, сжал комочек снега, положил его на печку — и явилась прекрасная девочка. Пошла она на Иванов день с молодежью через костер прыгать, но только поднялась над пламенем, как в ту же минуту потянулась вверх легким паром и унеслась в поднебесье.

ТАРТАР — подземная пропасть в христианской мифологии, никогда не освещаемая и несогреваемая солнцем, куда будут посланы души грешников: «а се есть тартар — зима несогреема и мраз лют».

ТМУТОРОКАНЬ — древнерусский город на берегу Черного моря в районе нынешней Тамани; входил в состав Черниговского княжения. Тмуторокань играла выдающуюся роль в русской истории Х-Х1 вв., но в конце XI в. была отрезана от остальных русских княжеств. принявших христианство, движением степных языческих народов.

ТРИЗНА — день, установленный в память умершего, включал несколько ритуальных действий. Погребальные игры воинов, тоже называвшиеся «тризна», напоминали о земных делах умершего и о том, что человек одинаково принадлежит трем мирам: небесному, земному и подземному (отсюда сакральное число «три»). В их составе было три вида единоборства (бег, кулачный бой и плавание) и завершалось «потешным боем» трех конных групп молодежи с пиками, на которую одевали мягкий наконечник. В христианский период этот обряд был отменен, а затем незаслуженно ругаем (« …и справил кровавую тризну…»), как и многие иные обряды и обычаи. Затем была страва — поминки (которые иногда неправильно называют «тризна»). Корень «три» связан с отрицанием неблагоприятного признака — «нечета» как символа несчастья, именно поэтому он часто встречается в заклинаниях. Так, например, в плаче Ярославны есть обращение: «Светлое и тресветлое солнце!»

ХВАНГУР — одна из Рипейских гор Ирия, упоминается в стихе о Голубиной (Глубинной) книге.

ХОРИВ (Горовато) — брат Кия, прародитель племени хорват.

ЧЕРТОПОЛОХ (дедовник, бодяк, волчец, иголчатка, колючка) — разные виды цепкого репейника. По народным рассказам, чертополох прогоняет колдунов и чертей, оберегает домашний скот, врачует болезни и унимает девичью зазнобу; ружье, окуренное травой колкою, стреляет так метко, что ни одна птица не ускользнет, и ни один кудесник не в состоянии заговорить его.

ЧУДЬ — в северно-русских преданиях древний народ, населявший север Восточной Европы (Чюдьская земля, Чудьское озеро) до времени русской колонизации христианами. Чудь изображается как дикий народ («белоглазые племена»), живший грабежом, иногда как великаны (на месте битв с чудью находят огромные кости) и людоеды, что не ново для христианской идеологии. В одной из былин «белоглазая чудь» осаждает Иерусалим при царе Соломоне. Скрываясь от преследования, чудь живет в ямах в лесу (исчезает в ямах), прячет там свои сокровища (клады), которые невозможно добыть, т.к. они «закляты» чудью. Земляные бугры и курганы называются «чудьскими могилами». Из этого следует, что чудь – народ, живший до христианизации. Видимо, чтобы не остаться в долгу перед иноверцами за свое прозвище, родили ответное – «чудо-иуда», искаженное в «чудо-юдо».

ЩЕК (Чех, Пащек) — брат Кия и Хорива, сын Орея, прародитель чехов.

ЮРОВА СОБАКА — в Малороссии так называют волка. Любопытны славянские предания о волчьем пастыре. На Руси христианской таковым считается Егорий Храбрый (позже — Георгий Победоносец), унаследовавший функции древнего громовника, а в Малороссии — это св. Юрий, про которого говорят, что он «звиря пасе».

ЯВЬ — светлая сила, управляющая миром, одновременно — сам этот светлый (явный) мир, «белый свет», место обитания людей. Находится между миром Прави и Нави.

ЯСУНЬ — понятие противоположное «дасуни». В зависимости от контекста может означать Ирий, Небо, небесных богов, славян-ариев.

ЯРИЛИНА ПЛЕШЬ (Лысая гора, Воробьевы, Девичьи, Девины горы) — ритуальный холм, поляна без леса. Ярилина плешь расположена возле Переславля Залесского, Лысая гора — близ Саратова и в других областях. Славяне приходили на ритуальные холмы или на поляны у рек, жгли костры, пели, водили хороводы, ручейки. Прыжки через костры были одновременно испытанием ловкости и судьбы: высокий прыжок символизировал удачу в замыслах. С шутками, притворными плачами и песнями сжигали соломенные куклы Ярилы, Купалы, Кострубоньки или Костромы. На рассвете все участвующие в празднике купались, чтобы снять с себя злые немощи и болезни.

ЯРЧУК — собака, у которой будто бы во рту волчий зуб, а под шкурою скрыты две змеи-гадюки, она чует черта и наносит ведьмам неисцелимые раны. Мифологический персонаж, видимо, плавно перешел из мифов староверов в поздние времена.

_________________
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Если по сути, то я не опаснее змеи, не наступишь - не укушу.
Вернуться к началу Перейти вниз
 

Словарь славянских знахарей.

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
AVALON :: 
МАГИЯ РАЗНОЕ
 :: ЯЗЫЧЕСТВО
-